Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Братство Духовный попечитель Встречи с братством Откровенный разговор. «Прилог» и Иисусова молитва

Откровенный разговор. «Прилог» и Иисусова молитва

E-mail Печать


(по материалам встреч духовного попечителя братства свящ. Георгия Кочеткова с братчиками)

Вопрос: Существует ли какой-то определенный момент развития кризисного состояния, который приводит к срыву? Как сказал мне врач, есть несколько стадий. Первая, когда начинаешь видеть какие-то сновидения: целый день нормально работаешь, на ночь помолился, и все вроде хорошо, а ночью видишь себя в неприглядном состоянии, пьяным или в наркотическом угаре, если речь о наркозависимых людях, – это первый шаг. На следующий день наступает раздражение, начинаешь себя неадекватно вести – вот в это время надо звонить врачу или принимать какой-то препарат. Когда придет третья стадия – ясное желание выпить, у тебя уже может не хватить сил этому сопротивляться. Ты потеряешь силы, если не отследишь этих двух моментов и если не будешь с ними бороться теми силами, которые тебе даны. Это с позиций светского психолога. У нас, конечно, есть другая помощь. Мы сразу можем обратиться к Богу. У нас есть молитва, у нас есть помощь братьев и сестер. Святые отцы тоже говорили про эти стадии, на них надо обращать больше внимания. Иначе, когда придет желание выпить, а не дай Бог, еще какая-то критическая ситуация, срыв становится уже неизбежным. Или очень тяжело с этим бороться...

О. Георгий Кочетков: Действительно, святые отцы много говорили о том, как бороться со страстями. Они видели перед собой ясную цель, которую они формулировали на языке своего времени как бесстрастие. И поэтому они разрабатывали этот знаменитый как бы цикл отслеживания разных ступеней возникновения страсти. Но они говорили обо всех страстях, какие только возможны. А страстей может быть сколько угодно. Уныние, или гнев, или блудные помыслы для них были наравне с нетрезвенностью и нетрезвостью жизни. Они пытались освободить человека от страстей, привести его к бесстрастию для того, чтобы он начал очищение души. И начинали вот с этого прилога или, в других переводах говорят, приложения. Хотя здесь предпочтительнее более древний перевод «прилог». Когда страсть только начинает как бы щекотать, человек еще как бы ничего и не чувствует, он еще радуется жизни, он еще считает, что нет проблем, небо над ним голубое, солнышко светит, ничто не предвещает грозы. Вот это прилог. Но святые отцы очень интересно писали, что дается от диавола. Мы могли бы сказать – из подсознания, как хотите, трактуйте это в меру вашего, так сказать, желания это как-то объяснить себе. Некоторые лучше поймут, если сказать – «от диавола», некоторые если сказать «из подсознания». Когда прилог прилагается к человеку, то тот еще не виноват, еще не грешит. Как в вашем примере, во сне. Это может быть совершенно непроизвольный образ, мысль, какое-то ощущение, впечатление, даже как будто внутренний императив, как будто тебя куда-то толкают, но это не твое, ты к этому никакой сознательной воли не приложил, ты этим не наслаждаешься, просто тебя страсть только начинает щекотать. Первое и главное человек должен знать, что за прилог он не отвечает, в смысле, что бы ему ни привиделось, что бы ни было с ним во время прилога, это не его грех. Это действительно, говоря языком древних святых отцов-аскетов, от диавола. Это диавол виноват, он согрешает, он изначальный лжец, он обманывает. Это очень важно, потому что люди, зависимые от греха, бывают очень впечатлительными и поэтому легко ранимыми, и очень часто готовы брать на себя ответственность за то, за что, собственно говоря, они ответственности даже не несут. Они готовы себя укорять, готовы себя корить, только еще почувствовав этот прилог. А прилог каждый день бывает. Человек ощущает постоянные какие-то такие приложения. Это тоже относится к трезвению – научиться различать реальности, которые кажутся нашими, находящимися внутри нас. Но за какие-то из них отвечаем мы, а за какие-то мы лично не отвечаем. Отличать то, за что мы должны каяться, и то, в чем мы каяться не должны, потому что это не наш грех, это не наше зло. Это то зло, о котором говорится, что «мир во зле лежит». Такое различение очень важно, потому что если человек будет все на себя навешивать, это совершенно «похоронит его психику, он не сможет ничему сопротивляться, потому что эти прилоги будет ощущать множество раз в течение каждого дня. Нужно, чтобы никто не брал на себя ответственности за то, за что и невозможно брать ответственность. Психологи это видят немножко одним образом, святые отцы немножко другим, но суть, направление мысли одно и тоже. А вот дальше, после прилога, остальные стадии уже влекут за собой ответственность человека, даже если он греха не совершил. Если человек почувствовал прилог в качестве желания выпить, но еще не выпил и удержался, но если он за рамки прилога вышел, то он уже отвечает за это, и тут он должен наоборот подумать о том, чтобы ответственность с себя не снимать.

Вопрос: Можно ли обойтись в трезвении без Иисусовой молитвы?

О. Георгий: Можно. Но это более сложно. И в писании отцов церкви говорилось: слушай заповеди и исполняй. Но легко сказать – слушай заповеди и исполняй, если даже Ветхий Завет не очень справился с этой задачей, заповедь слушали, а исполнять научились только внешне. Поэтому Иисусова молитва хороша тем, что это, прежде всего, молитва. Человек привыкает быть всегда в молитвенном состоянии. А тексты могут меняться, они могут быть разными. Есть люди, которым очень нравится именно это текст («Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного»), а некоторым кажется это очень индивидуалистично, они хотят какой-то другой. И есть люди, которые меняют тексты, и святые отцы об этом писали, говорили: возьмите в псалтири любую краткую строчку, краткое призывание, главное, чтобы она волновала ваше сердце и возбуждала ваш ум, и тогда это станет молитвой.

Монастырь в миру – это тот же монастырь, только лучше. Это, по словам Евангелия, что праведность ваша должна превзойти праведность праведников, т. е. книжников и фарисеев. Вы помните, как там говорится, если ваша праведность не превзойдет, то в Царство Небесное можно и не попасть – пройти мимо. А мы не любим на эти темы размышлять и говорить, и понятно почему, потому что это ничем не обеспечивается в нашей жизни.

Мы, конечно, хотели бы, чтобы наш идеал иночества в миру был не только теоретически выше идеала XIX века, идеала монастыря в миру, которым вдохновлялся Серафим Саровский, и Достоевский, и многие другие в первой половине XX века, и архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской), и о. Валентин Свенцицкий. Хорошо бы, чтобы мы не только теоретически, а практически могли доказать, что иночество в миру есть более и более соответствующее современному состоянию Церкви, общества, каждого человека в наше время. Но это надо доказать. ...Ни за воздух, ни за себя – не удержитесь. Хотите удержаться – держитесь за Господа. Это главное – держитесь за Господа. Если что, сразу молитесь Богу. Если вы не знаете, что на вас наступает, или не знаете, как найти выход, не искушаться, не пасть, чего бы это ни касалось, любых грехов, но в первую очередь, связанных с необходимостью трезвенности и трезвения, молитесь. И помогайте друг другу в меру своих сил.

Но первое сейчас – не бойтесь искушений. Их будет еще много, сейчас время искушений, и надо быть как в пустыне, всегда начеку. В некотором смысле это високосный год, это тоже неслучайно, наверное, что-то меняется в нашей атмосфере и в обществе, в Церкви или готово измениться, и поэтому на финишной прямой всегда больше трудностей.


 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить