Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.

День независимости

E-mail Печать

 О молодёжи ... 

Владислава (Коломна): Почему пьёт молодёжь? Мне непонятно, почему они пьют. Сначала из любопытства. А потом, когда испытали?

Ирина (Коломна): Мне кажется, молодёжь абсолютно не из уныния пьёт. Это молодёжный стадный инстинкт, когда молодёжь стремится объединиться в какую-то группу. И эта группа хочет о себе как-то заявить. Выпивка – это способ заглушить природную стеснительность, чтобы уже ничто не мешало. Чтобы эта группа потом ходила, орала, дралась…

О. Димитрий: Потом начинается следующий день, когда они встречаются и вспоминают: а вот как мы геройствовали-то. И в следующий раз – опять то же самое по кругу.

Роман (Коломна): Почему пьёт молодёжь – конкретный случай. Учась в музыкальном училище на 4-м курсе, я должен был получить стипендию. Стоит большая очередь. 4 курс – старший, многие подходят без очереди. А мне совестно было. Я с другом пошёл, купил бутылку портвейна, выпил её один, заглушил совесть и пошел без очереди. Мне кажется, заглушение совести – один из вариантов, почему молодёжь ведёт себя шумно. Он трезвый не стал бы вести себя шумно, а вино ему помогает.

Ирина (Москва): Это от возраста не зависит... Потому что дети уже с младенчества начинают испытывать одиночество и неполноту, когда матери работают и оставляют их, когда неполные семьи без отца. И когда матери-то собственно нечего дать этому ребёнку, у самой радости нет. А конкретно, я могу перевести стрелки на себя. У меня пьёт дочь. Я не смогла её заразить радостью, которой не было у меня в то время, когда дочь родилась… Я безответственно отнеслась к рождению ребёнка и к тому, что я ей должна давать. Вообще не знала, что ей давать, потому что в наше время не было ни Библии, ни церкви, а была только какая-то жажда, пустота, которую нечем было заполнить. И эта пустота порождала во мне и депрессию, и уныние, пока я не нашла церковь, Бога, не нашла в людях Бога, потому что Бог – это одно, а когда люди вокруг тебя и ты через них с Богом – это совсем другое. Так бывает только в церкви.

Моя дочь чувствовала отсутствие любви у меня. А я не могла её научить, не могла ей передать то, чего у самой не было. Негде мне было научиться, стала учиться, только когда пришла в церковь. А мне уже было 45 лет. И я в первый раз расплакалась, когда увидела в церкви в хоре поющую девушку. Моей дочери было тогда 12. Она тогда уже была в тяжелом состоянии. Хотя, конечно, она не употребляла алкоголь, но что-то похожее на депрессию у нее было. А в двадцатилетней девушке, которая пела в хоре, было столько света и радости, в ней была любовь. Я поняла, что не люблю свою дочь и не умею это делать. И тогда я стала этому учиться в церкви у Христа.

Я разными путями к этому шла и, слава Богу, наконец, пришла. Тем не менее, это не означает, что нет страданий у меня и нет страданий у моей дочери, и что у молодёжи не должно быть ни страданий, ни поисков, ни сомнений (которые они, кстати, тоже заглушают вином и наркотиками). Потому что, с одной стороны, радость желанна, а с другой стороны, она неотделима от страданий. Крестная смерть Христа, и Пасха, Воскресение, и Его Рождение говорят об этом, здесь много совместимо, хотя и противоречиво.

В церкви осознаешь, что Кто-то за тебя отдал жизнь, Кто-то действительно может любить. Единственное же, что я могу – стараться заповеди Божьи не забывать, и помнить их легче среди людей, тех, кого я называю братьями и сёстрами. Они мне, правда, дороги, потому что в своей семье по плоти я часто в полной пустоте. К сожалению, не могу в семье найти радости общения, но могу их заразить тем, чему я учусь в церкви, могу что-то передать. И я думаю, этого делания мне хватит на всю мою оставшуюся жизнь. Это совсем непросто, и это процесс долгий. Он только тогда плодотворный, когда человек действительно находится в церкви.

. . . и об ответственности 

Дмитрий (Москва): Хочу продолжить размышление о том, почему люди пьют. Можно вспомнить свой опыт: это уход в иную реальность. Потому что человек, употребляя вещества, от которых у него может проснуться зависимость (может и не проснуться, но если она проснётся – то это беда) – уходит в какую-то другую реальность. Христос же призывает своих учеников бодрствовать именно в том смысле, чтобы они оставались в этой реальности, с ним. Потому что именно в этой реальности можно принять необходимое решение, которое повлияет на жизнь, а любой уход в обманную реальность уводит от всех решений проблемы. По своему личному опыту могу сказать, когда я уже воцерковился, проблемы моей жизни не уменьшились, а увеличились. Но если пребываешь в реальности этой, в братской жизни, в молитве, в совместном духовном труде, то ответы приходят в жизни. Не на те вопросы, которые тебе хочется узнать, а на те, которые позволяют изменять жизнь. Изменять её не по своей воле, не так, как тебе приятно, а так, чтобы это привело к разрешению проблем жизни.

Вопрос остаётся: что для нас значит слово «бодрствовать»? Что мы должны делать для того, чтобы бодрствовать? Какой критерий этого бодрствования? Бодрствуем мы или нет? Ведь мы это видим только по плодам того, что делаем в жизни.

А. Копировский: Я тоже сейчас кое-что воспоминаю. Это был конец 1960-х. В моём районе открыли новую школу, и с 7-го класса мы оказались старшими. На младших мы посматривали сверху вниз, а сами класса с 9-го стали бурно приобщаться, в том числе, к выпивке. Проблем, которые требовалось решать, не было. Груз неудач или ощущение депрессии – да ничего подобного! Всё было очень хорошо. Абсолютная бездумность, легкомыслие. 1968 год – наши танки вошли в Чехословакию. Нам сообщили об этом в мае. А мы думаем: ну, вошли и вошли… Вот уровень сознания. И поэтому никаких проблем ни в чём, никакой трагедии, всё отлично. И мы начали постоянно «зашибать», сначала чуть-чуть, а потом побольше. Слава Богу, денег было немного, а то бы не остановились… Ведь у молодёжи тормозов нет совсем.

 В чём же причины этого? Я думаю, в том, что через выпивку было приобщение к миру взрослых, к какой-то тайне, т.е. это было возвышение себя. Если ты выпиваешь, ты поднимаешься на ступень выше в собственных глазах, в глазах других. Все обличения типа «ну, что ж ты …!» имеют характер несерьёзный. Или, наоборот, кто-то тебя ругает, или кого-то – с пеной у рта. Понятно, что и к этому серьёзно относиться нельзя. Молодые люди себя всё время ощущают недоростками. Это неправильно, но им же не объяснишь, что это неправильно. Они хотят иметь статус. Но когда им говоришь, что Гайдар в 17 лет командовал полком – это сейчас никого не привлекает. Если сказать сейчас 17-летнему человеку: хочешь покомандовать полком? Он скажет: вы что, с ума сошли? – он и когда ему 37, не захочет. Сейчас более чем когда-либо никто не хочет ответственности. Карьеры хочется, но не ответственности. И это большая трагедия.

Роман (Коломна): Всё то же самое, но без ответственности.

А. Копировский: Да, всё то же самое, но без ответственности. И значит, если молодому человеку не предоставить его реальный статус, мы его ничем не убережём. Молодёжь – это кто? Обычно говорят – наше будущее. А я бы сказал наоборот: молодёжь это, в некотором смысле, наше прошлое! А мы – их будущее. Взрослые требуют от молодёжи как от себя, но ничего ответственного им не дают, опасаются. Это нетрезвенность, кстати говоря. А молодые люди страдают из-за этого. Они не знают, куда им приткнуться, где якорь бросить. Меня Господь призвал, когда мне было 19 лет, и только поэтому я не погиб. С моим характером, с моими наклонностями я бы точно влез во что-нибудь самое гадкое. И если молодой человек в переходный, самый лучший момент своей жизни, в 18–19 лет, не обрел свой статус, своё место под солнцем, то ему будет очень трудно жить.

Взрослые несут огромную ответственность за то, что они молодёжь очень часто соблазняют. С одной стороны, своим примером мерзостным. Я сейчас стоял на остановке, а там взрослые люди курят, и рядом мальчишка – с вожделением на них смотрит! Понимаете? Если бы он у них попросил сигарету, что бы они ему сказали? Когда вырастешь, тогда и будешь курить! Вот и заложили бы ему механизм зависимости. И конечно, он не будет ждать, когда вырастет. Конечно, он побежит с друзьями за угол, чтобы стать взрослым хоть на мгновенье.

Андрей (Коломна): Я тоже хотел поделиться мыслями: действительно, у молодёжи нет тормозов в этой области. Мы раньше, когда размышляли о том, сразу много спиртного взять или потом ещё за ним поехать – все уже знали заранее, что потом придётся ехать.

Владислава (Коломна): «Сколько ни возьми, всё равно второй раз бежать» (смех). Пословица...

Андрей (Коломна): В 1990-е годы, я помню, пошла такая волна: стали доступны наркотики. Молодёжь начала презирать старшее поколение, которое увлекалось спиртным, что те не такие продвинутые. Их называли «синяками». Те, кто пьет – «синяки». А мы, дескать, уже …

Владислава (Коломна): Крутые.

Андрей (Коломна): Продвинутые. Но позицию взрослых интересно здесь прояснить. Выпивка часто воспринимается как вознаграждение за труды, праведные или неправедные – все равно. Ну, как же так: неделю работал, месяц или день, – надо отдохнуть, завершить это всё чем-то. Иначе для чего я вообще работаю, когда никакого счастья? Так взрослые подают пример детям и хотят «оправдаться» тем, что потрудились.

Расслабиться, и как будто Царство Небесное спустить и перед собой поставить.



 
Интересная статья? Поделись ей с другими: