Искушение алкоголем

Печать
Тамара Тябут
Искушение алкоголем я начала проживать в своей жизни в тот год, когда умерла мама. А особое внимание к такому времяпровождению проявила дважды: напилась на 18- и 30-летие. Этого мне хватило на всю жизнь, и впоследствии я старалась обходить эту сторону жизни, делая все, чтобы это не выглядело демонстративно. В понимании офицерских жен я была белой вороной. Во время застолий предпочитала сидеть в сторонке, у книжного шкафа, листать какую-нибудь книгу. То же самое происходило, и когда я со своей семьей приезжала к кому-нибудь в гости. (Кто знает, может быть, благодаря этой своей привычке я не стала постоянно пьющей, как многие в моем окружении!) На Кубе пристраститься к алкоголю было невозможно по причине жары. Выпьешь больше нормы – и не заметишь, как отдашь концы. 

А нормой была одна бутылка рома на компанию из десяти человек. Много раз, гуляя вечерами по Маликону, мы видели, как компании кубинцев распивают эту единственную бутылку, самозабвенно отплясывая ламбаду под переносной портативный магнитофончик. Сформировалась компания и у нас, командированных учителей. Она состояла из приехавших на Кубу без семьи. Это были люди из разных городов страны. Но из Москвы и Подмосковья были только мы с В. К. (Может быть, поэтому и она, и я заведовали методическими секциями: В. К. – математической, а я – филологической.) По роду своей деятельности мне тоже трудно было бы напиваться каждый день. Тетради-то проверяются с ясной головой. Эта беда вокруг меня «доставала» не только меня (пьющие папа, сестра, муж, как и муж моей сестры), но и многих из моего окружения (пьющие родители моих учеников). Был у меня и печальный опыт работы в комиссии по делам несовершеннолетних с рассмотрением дел о лишении родительских прав и определении детей в детские дома, с выступлением на суде, посещением семей и т.д. Никогда не забуду историю, когда сразу с комиссии мне пришлось поехать в одну семью вместе с милицией. (Дело было в четвертом часу по полудни.) Надо было определить в больницу двоих детей, пока оформлялись отказные документы. И вот в комнате, в кроватке лежал двухлетний малыш, от которого пахло водкой и которого я поспешила взять на руки. А рядом с ним стояла худенький 6-летний Саша. Я спросила «Вы что-нибудь ели?» – Он ответил: «Нет еще, тетя», – и доверчиво посмотрел на меня. Были и другие, не менее потрясающие истории. Вот почему, когда я уже в церковной жизни прикоснулась к тайне обетов и получила возможность принять некоторые, в числе прочих был и обет отказа от алкоголя. Как попытка не столько оградить себя, оградить от этой беды, сколько хоть что-то делать для того, чтобы страна не спивалась. Правда, как только я приняла этот обет, на меня посыпались искушения. То это было желание выпить (ну, совсем чуть-чуть), то меня приглашали в теплую компанию, а приходилось отказываться, и, тем самым, рушились давние отношения, то на каком-нибудь корпоративе ко мне с рюмкой подходил директор и предлагал тост – мне же при всем честном народе приходилось отказываться. Слава Богу, хватало сил противостоять этой агрессии темных сил. Но в одиночку я бы не справилась. Братство «Трезвение», членом которого я стала и состою до сих пор, решило нарабатывать совместный опыт стояния в трезвом образе жизни: в молитве, общении и изучении церковного Предания (опыта святых отцов). И этот опыт, обсуждаемый во время регулярных встреч, удивительным образом способствует выработке качества трезвения.

 Адрес статьи в Интернете: http://tamarafavor.livejournal.com/