Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Братство Наши доклады Иван Чуриков и созданное им движение народных трезвенников

Иван Чуриков и созданное им движение народных трезвенников

E-mail Печать

На проповедях Чурикова всегда было многолюдно, «обычно по воскресеньям посетители собирались у дома Чурикова с семи-восьми утра и до четырех часов дня ждали начала бесед. Зал вмещал около 500 человек. Желающих собиралось в отдельные дни до 2000 человек»[12].

Речь братца Иоанна была понятна для простого народа, лишена сложных богословских размышлений, он говорил о пьянстве, драках в семье, изменах. Проповедь Чурикова строилась по принятому у беседников порядку. Это были размышления на отрывки из Священного Писания, которые читались за богослужением в храмах в этот день. Беседы Чурикова происходили в форме диалога, и периодически прерывалась возгласами присутствующих.

Желающие отказаться от пьянства давали обеты на всю жизнь, а не зароки на месяц, год, три и altт.д., как это было в других обществах трезвости. Желающий вести трезвую жизнь давал обет никогда не употреблять спиртных напитков. Курящий давал обет не курить табак. В молитве такой человек приносил покаяние за грехи и испрашивал благословения Божьего на трезвую жизнь. В знак отказа от алкоголя и в качестве символа новой сладкой жизни Чуриков давал три кусочка сахара[13].

Беседы продолжались регулярно до 1905 г., когда братца Иоанна вызвал к себе Санкт-Петербургский митрополит Антоний (Вадковский) и сообщил ему о жалобах духовенства. Можно предположить, что жалобы были вызваны необычностью обстановки, в которой происходили беседы братца Иоанна: непривычна и непонятна была форма диалога со слушателями, могло смущать место собраний (не храм, а нанятое помещение). Митрополит Антоний запрещает проводить личные приемы. Тогда Чуриков стал принимать записки с просьбами помолиться[14]. Такие приемы проводились по понедельникам с 7 утра до 14 часов в течение 24 лет, вплоть до его ареста в 1929 г.

Многие люди, исцеленные от зависимостей и болезней по молитвам Чурикова, питали к нему благодарность, в том числе в гипертрофированных формах, почитая его за святого. Это вызывало недовольство властей. Чуриков хранил у себя костыли исцеленных людей в знак того, что Господь исцеляет по молитвам и вере. Братец Иоанн также давал пузырек с маслом в помощь при исцелении от болезней. Сам он никогда не обращался к врачам и трезвенников также к врачам не отправлял. Чуриков считал, что если человек не выздоравливает, то это происходит от недостатка веры. Против всех болезней у братца Иоанна было два средства — молитва и пост. Для него был только один врач — Господь. Надо отметить, что исцеленные люди были благодарны не только на словах, но и на деле. Ивану Алексеевичу жертвовали довольно значительные суммы.

Чуриков был аскетом, в свое время носил вериги. Его личные духовные качества, в том числе смирение и целомудрие, аскетичная жизнь помогали ему в проповеди, в молитве об исцелениях. Личный пример был важной составляющей его служения. Чуриков был активным противником всяких развлечений, «гульбищ», в том числе театров, считая, что это развращает народ. Об этом он часто говорил на своих беседах. В январе 1916 г. он устроил сожжение граммофонов и пластинок, о чем тут же написал «Петербургский листок». После этого ему солдаты с фронта прислали письмо, в котором сетовали, что им на фронте бывает скучно, а трезвенники жгут граммофоны. Солдаты просили прислать им эти граммофоны, чтобы повеселиться. Братец Иоанн в ответ отправил на фронт посылку с Евангелиями, сопроводив наставлением: «Читайте Евангелие, и вам не будет скучно»[15].

В первые годы активного служения И. Чурикова вокруг него начал складываться круг единомышленников, которых он приводил на исповедь и причастие в Спасо-Колтовскую церковь, куда ходил и сам. «Вот таким советом я, Чуриков, убеждал пьяниц и порочных покаяться: и представлял оных в Спасо-Колтовскую церковь в распоряжения о. Василия для принятия Святых тайн и во оставление дурных привычек»[16].

Движение трезвенников было многочисленным и разнородным, последователи братца Иоанна не были братством или общиной. Наряду с трезвенниками в Петербурге, были последователи братца Иоанна в других губерниях и городах Российской империи. Самые известные проповедники были в Москве: Григорьев и Колосков. Иван Алексеевич не признавал их своими учениками, так как они непродолжительное время ходили на беседы Ивана Алексеевича с народом, «сняли фасон по наружности, и, назвавшись “братцами”, отошли в Москву»[17]. Были последователи и в других губерниях, не очень много, но они были.

Следует признать тот факт, что даже краткое общение с братцем Иоанном смогло вдохновить Д. Григорьева и И. Колоскова на проповедь Евангелия народу, погибающему от пьянства. Отрезвлять народ у них получалось достаточно успешно. Хотя точное количество людей, исцеленных от алкогольной зависимости, неизвестно, но можно предположить, что счет шел на сотни, поскольку епархиальные власти проявляли беспокойство. Московских трезвенников арестовали и потом судили, они получили тюремный срок 1,5 года. После суда, в октябре 1910 г., их отлучили от причастия под надуманным предлогом, что возмутило общественность. Д. Григорьева и И. Колоскова обвиняли в «хлыстовстве», в свальном грехе. Позже выяснилось, что это была клевета, но обвинения так и не сняли. Впоследствии, в 1920-е годы И. Колосков ушел к евангельским христианам.

Последователей Иоанна Чурикова из движения трезвенников можно условно разделить на две группы по степени церковности.

Первая группа состояла из церковных православных людей, которые Чурикова считали своим духовным отцом, учителем. Они относились к нему с уважением, любовью и почитанием, чтили братца Иоанна как молитвенника, как целителя, получившего от Бога особый дар избавлять от алкогольного недуга. Ходили в храмы, с разной периодичностью причащались.

Вторая группа чуриковцев состояла из «неумеренных» трезвенников, которые считали И. Чурикова мессией, воплотившимся Христом, что он творит чудеса, которые человек делать не может, если не будет в нем Бог (Ин. 3:2).

Тот факт, что по молитвам братца исцелялись люди без врачей, духовно нетрезвенные последователи Чурикова воспринимали как еще один аргумент в пользу того, что он — божественная личность. Его сравнивали с Иисусом Христом, поскольку и Спаситель к врачам не отправлял. Такие трезвенники писали провоцирующие письма в церковные инстанции. Одно из таких писем, адресованное митрополиту Владимиру (Богоявленскому), опубликовано в журнале «Миссионерское обозрение», цитата: «Дорогой братец Иоанн словами сказал, что он Христос, смотрите беседу дорогого братца Иоанна за 1910 г. 24 октября №26»[18]. Следует особо отметить, что И. Чуриков никогда не говорил, и в этой беседе, в частности, что он Христос.

Другой пример ложного противопоставления Чурикова церкви. Один трезвенник писал противосектантскому миссионеру Боголюбову: «Ты истинно духовный мертвец. Ты не любишь Бога, как видно из дел твоих: ты не любишь братца, показавшего нам живое Евангелие и неисчерпаемое чудес море , а вы бьете его. Народ бежит из церкви, чтобы не заразиться от вас…»[19]. На сегодняшний день последователи Ивана Алексеевича, которые обожествляют его личность, окончательно превратились в сектантское течение.



 
Интересная статья? Поделись ей с другими: