Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Братство Наши доклады Иван Чуриков и созданное им движение народных трезвенников

Иван Чуриков и созданное им движение народных трезвенников

E-mail Печать

Беседы братца Иоанна много раз закрывали и потом опять разрешали. Основными причинами закрытия бесед были, по-видимому, следующие:

1. Священноначалие, как и любое начальство, не любило всяческие нестроения, кляузы, скандалы, шум в прессе. Поводом к закрытию бесед, в том числе, служили жалобы духовенства. Вокруг братца Иоанна собиралось слишком много народа, и эти собрания не могли контролироваться властями. Возможно, если бы деятельность братца Иоанна не имела такого резонанса, она бы и не вызывала нареканий, но когда счет последователей пошел на тысячи, это не могло не вызвать реакции начальства, в том числе и церковного.

2. Существовали реальные опасения, что Чуриков уведет народ из православной церкви своими неграмотными в богословском отношении проповедями.

В защиту Ивана Алексеевича были написаны письма, прошения церковному и светскому начальству, о нем много писали в периодической печати. Сам Чуриков регулярно направлял прошения архиерею о разрешении бесед. Наряду с этим братец Иоанн был вынужден постоянно оправдываться в том, что он не сектант.

Негативное отношение церковных властей к деятельности И. Чурикова и его движению усиливается после отлучения от церкви и предания анафеме Д. Григорьева и И. Колоскова в 1910 г. в Москве. Складывается довольно странная ситуация, заключавшаяся в том, что московских братцев, последователей Ивана Алексеевича, отлучили от церкви, а сам Чуриков оставался в лоне православной церкви.

После смерти митрополита Антония в 1912 г. Санкт-Петербургскую кафедру занимает московский митрополит Владимир (Богоявленский). Ситуация еще больше обострилась к концу 1913 г., это было связано с назначением на должность епархиального миссионера И.Г. Айвазова, готовившего материалы по отлучению московских братцев. В феврале 1914 г. епископ Никандр вызвал Чурикова на заседание миссионерского совета. Его вел профессор Айвазов. Там Чурикову были высказаны прежние обвинения в том, что он носит священнический крест; проповедует, будучи мирянином; отрицает церковную иерархию; выдает себя за мессию. К ним добавилось еще одно — молитва за отлученного от церкви Л.Н. Толстого. В конце заседания И.Г. Айвазов отметил, что церковные власти никогда вновь не откроют беседы Чурикова. На это Иван Алексеевич ответил: «Если вы добровольно не откроете, то Правительство заставит вас открыть батогою»[20].

На основании допроса миссионерский совет подготовил материалы по отлучению Ивана Алексеевича, и 1 апреля 1914 г. постановил отлучить крестьянина Ивана Чурикова от таинства Святого Причастия впредь до искреннего раскаяния в своих заблуждениях, но в церковь ходить разрешил. Это была так называемая «малая епитимья». Такому наказанию Чурикова подвергли как еретика, выдающего себя за Христа (хотя он этого никогда не утверждал), и за неправославное толкование Священного Писания. Императорский указ на основании решения Синода и по докладу обер-прокурора В.К. Саблера вышел 1 августа 1914 г. (день начала войны с Германией и введения «сухого закона»).

Следует отметить, что со стороны И.А. Чурикова отношение к епископату было достаточно почтительным. Он старался выполнять указы священноначалия, по их требованию прекращал беседы, но настойчиво писал прошения в защиту движения трезвенников: «…прошу Вас, Владыко, сотворите и Вы с нами мир, тогда Вас Сыном Божиим нарекут; Бог и люди, мы не многого просим от Вас, только бы не мешали нам говорить о Христе».

Отлучение Чурикова стало для братца ударом, он это тяжело переживал, ведь он потратил много усилий для того, чтобы остаться в церкви. Сложившаяся ситуация отразилась и на трезвенниках. Было много случаев, когда им отказывали в исповеди и причастии. Кроме того, часть трезвенников из солидарности со своим духовным отцом и учителем сама отказались посещать церковь и участвовать в таинствах. «Они говорили: где отца прогонят, туда и дети не пойдут!»[21].

Это движение не было признано церковью, несмотря на лояльность Чурикова и попытки включить трезвенников в церковную жизнь.

Это мирянское движение постепенно вытеснялось священноначалием на обочину церковной жизни, а потом его вытеснили совсем. Тогда его члены стали искать свой духовный путь. Невключенность в церковную жизнь приводила к тому, что движение принимало сектантские черты. К сожалению, церковь не умела и не хотела включать таких людей в церковную жизнь, считая их сектантами.

Несколько слов о Вырицкой колонии и коммуне БИЧ.

В 1905 г. братец Иоанн приобрел участок земли под Петербургом в дачном поселке Вырица, где возвел дом. Он сохранился до наших дней, является центром неправославных трезвенников. С течением времени вокруг дома братца поселились трезвенники, образовав целую колонию, которая насчитывала к 1923 г. 2000 человек. Общего хозяйства они не вели, каждый двор жил отдельно. Трезвенники были в основном из крестьян и рабочих, привыкших к физическому труду, они работали и поэтому были зажиточными. Помогали друг другу, выходили на общественные работы. Много потрудились для благоустройства поселка, построили мост через реку Оредеж, водонапорную башню и т.д.

Дом чуриковцевНо после 1917 г. жизнь в стране резко поменялась, за время гражданской войны появилось много обездоленных людей, в том числе женщин и подростков, оставшихся без кормильцев, Чуриков решил создать в Вырице коммуну. Новая власть разрешила, и была создана «Трудовая коммуна братца Иоанна Чурикова», сокращенно БИЧ, в которую мог войти любой желающий. Коммуна строилась на принципах отсутствия частной собственности.

С 1925 г. отношение власти к братцу Иоанну и его трезвенникам меняется. Начинается кампания травли в газетах. В 1927 г. отбирается дом в Обухове. Беседы приходится проводить в небольшом зале вырицкого дома, куда не могут попасть все желающие, поэтому приходится стоять на улице и слушать братца через динамики. В 1928 г. арестовали сестриц и большую группу трезвенников Ленинграда. В мае того же года начинается тотальная проверка всей коммуны, одна за другой приезжают комиссии. Все имущество подробно описывается, регистрируются земля, постройки, инвентарь и т.д. Проверяющие признали, что «сельхоз[яйственная] коммуна БИЧ являет собою хорошо оборудованное индустриальное хозяйство». Однако в остальном «коммуна является штабом трезвенничества для распространения религиозной пропаганды среди населения. Культурно-массовая работа не ведется, нет красного уголка, рядовые члены не знают о том, что они могут разрешать хоз[яйственные] вопросы коммуны, а говорят, что “нас Братец приютил, живем под его крылышком” и т.д. Отсюда видно, что коммуна не оправдывает своего названия, а больше смахивает на монастырское хозяйство».

После ареста И.А. Чурикова в 1929 г. коммуна разгоняется, и на ее месте образуется совхоз «Красный семеновод». В 1933 г. Иван Алексеевич умер в системе ГУЛАГа.



 
Интересная статья? Поделись ей с другими: