О возможных путях выхода из зависимости и созависимости. Взгляд православного психолога

Печать
Наталья Никулина
altМеханизмы формирования химической зависимости и способов выхода из нее можно и нужно обсуждать. Наиболее плодотворно это делать в церковных братствах, где у их членов есть живые связи с Богом и друг с другом. Как бы человеку не было трудно, он знает, что рядом есть его братья и сестры по вере и по духу. Понимание причин зависимости и способов выхода из нее дает возможность делать совместные усилия по ее преодолению.

Тема химической зависимости очень травматична, и поэтому люди всеми силами стараются избегнуть реального понимания ситуации и реальных, а потому некомфортных способов выхода из нее. Восприятие глубинных причин зависимости человеком неверующим или изолированным от других людей вообще крайне затруднено. Это приводит к чрезвычайной устойчивости зависимости. В людях разъединенных действуют сильнейшие механизмы сохранения прежней ситуации и бессознательное неприятие, отталкивание от любых изменений. Внутреннее согласие на изменение ситуации требует громадного мужества и духовных сил. Ответственность за эти процессы лежит, в большей степени, не на зависимом, а на созависимом человеке.

В ситуации зависимости есть две стороны: первая – негативная, разрушительная, и вторая – позитивная. Она состоит в том, что осознание причин зависимости и путей выхода из нее позволяет человеку начать развиваться, обретать полноту жизни, смысл жизни. Мы можем найти ситуацию в жизни человека, когда произошла остановка в его развитии. То, что должно было стать содержанием, наполняющим «Я» человека, осталось нераскрытым, не воспринятым. Это проявляется в том, что и зависимый человек, и созависимый чувствуют свою ущербность, имеют низкую самооценку, чувствуют внутреннюю пустоту. Но есть здесь и сторона позитивная, конструктивная. Мы можем говорить о ней как о психологическом явлении и как о явлении духовном.

В аскетической традиции существует подход к преодолению страстей, в котором главное – не борьба со страстью, а выращивание того позитивного корня, из которого произрастает страсть как подмена духовной жизни, как темный двойник добродетелей человека. Авва Дорофей говорит: «Мы должны потрудиться не только изгнать страсти, но и воспринять добродетели, и водворить их на своем месте, потому что мы естественно имеем добродетели, данные нам от Бога» (Авва Дорофей. М:, Актис. 1991. стр.152.). Мы можем искать позитивный корень в человеке, который нуждается в поддержке, в росте. Нужно лишь понять, что это за корень, как можно его заметить и что делать для поддержки нового ростка из этого корня.

Таким образом, наша цель – не уйти от чего-то, а прийти к чему-то. Мы должны идти, в первую очередь, не к прекращению химической зависимости, а к развитию, в котором нуждается как зависимый, так и созависимый человек. Тогда принципиально меняется направление и характер усилий. Химическая зависимость и созависимость перестанут быть нужными, когда человек будет развиваться. Мы противостоим в себе страхам, связанным с изменениями, а не боремся с другим человеком, потому что ему, прежде всего, нужна помощь от нас, и мы должны знать, какая именно помощь. «Наша борьба не против плоти и крови, а против духов злобы…»(Еф.6.12).

Выход из зависимости и созависимости можно разделить на несколько этапов. Образно их можно представить как слоеный пирог, когда мы снимаем с него слой за слоем и добираемся до самых нижних слоев.

1. Верхний слой назовем пониманием созависимости как явления и пониманием химической зависимости как семейного явления. Вклад в этот слой вносят как зависимый, так и созависимый. Они настолько внутренне сцеплены здесь друг с другом, настолько заняты каждый своей формой зависимости, что не замечают собственных проблем, или, скорее, защищаются таким образом от них. Понимание сути зависимости позволяет человеку решиться на изменения. Это также относится и к зависимому, и к созависимому.

2. Следующим этапом выхода из зависимого поведения становится встреча каждого из них со своей внутренней пустотой. Когда зависимый и созависимый решаются «отклеиться» друг от друга, стать отдельными, самостоятельными людьми, они сталкиваются с чрезвычайно обедненным собственным «Я», не созревшим, которое пугает их своей пустотой. То, что могло наполнить «Я», не пришло, не состоялось, осталось недоступно человеку. Он видит, что у других есть качества и способности, которые очень привлекательны и желанны, а у него их почему-то нет. Отсюда появляется низкая самооценка, ощущение своей ничтожности и никчемности. Психолог И. Ялом так комментирует состояние зависимости:

«Люди, чувствующие пустоту, никогда не исцеляются, соединяясь с другим нецелостным, неполным человеком. Наоборот, две птицы со сломанными крыльями, объединившись, совершают весьма неуклюжий полет. Никакой запас терпения не может помочь им лететь; и, в конце концов, они должны расстаться и залечивать раны по отдельности». (И. Ялом. Лечение от любви. Новелла 7. Две улыбки. http://bookz.ru/authors/irvin-alom/le4enie-_251/page-18-le4enie-_251.html)

Человек сталкивается с необходимостью развиваться. Как происходит его развитие?

Современный психолог В.Н. Шлыков говорит о начале развития способностей еще во внутриутробном состоянии. Эмбрион переживает первые психические акты как ощущение пустоты, которую сменяет тревога и ступор, затем это состояние трансформируется в двигательную активность, а она – в фантазии. Эти периоды развития проходит любая способность человека, такова архаическая фаза ее развития. Если она была травматично запрещена реакцией матери, то у ребенка возникает блокировка, и способность не развивается. Мать тревогой блокирует развитие способности, и это разрушает систему управления обменными процессами у ребенка. У него остается состояние телесного напряжения, а управлять им он не может, поскольку не может представить того, что могло бы повлиять на его состояние напряжения (лекции, прочитанные в рамках дополнительного образования в Уральском психоаналитическом обществе, Екатеринбург. 2014–2015 г.).

 Специалистам хорошо известно состояние напряжения у зависимых и беспомощность самого человека перед этим напряжением. У взрослого человека возникает потребность пользоваться этой способностью, и в нем возникают архаические переживания той стадии развития, которая была запрещена. Видно переживание зависимыми ступора, их хаотическая двигательная активность, фантазирование. Они это делают для того, чтобы способность прошла свой этап архаического развития, трансформировалась и ей можно было бы пользоваться. У созависимого такое поведение практически не видно. Показать человеку, что это в нем есть, что он в этом нуждается, очень трудно. Сталкиваясь с пустотой, человек нуждается в поддержке, в понимании того, что с ним происходит, ценности этого процесса и его цели. Развитие способности происходит во взаимодействии с другим человеком.

Такие состояния как ступор, пустота можно проиллюстрировать следующими свидетельствами наших братьев и сестер.

«Моего мужа сейчас мало что волнует. Он бросил пить и живет достаточно растительной жизнью: ест, пьет, играет на компьютере, и все. Я его несколько раз пыталась пригласить в гости в разные братства, на краткое оглашение. Категорически не хочет, ему там скучно, ему там неинтересно: “что я там забыл?”. Так что общение у нас в основном на бытовом уровне. Потому что на все остальные уровни он выходить не хочет. Категорически».

«Человек, который бросил пить, он – как иностранец, он языка не знает, он приехал откуда-то оттуда, ему тяжело, он слов даже не знает вот этих, потому что они все там остались, в той стране, хотя слова все те же. Поэтому, когда я с такой проблемой столкнулся, у меня немножко в свою сторону закручивались мозги, я уходил в депрессию, был момент, когда я несколько лет вообще не работал, лежу на диване и все. Лежишь и встать не можешь, нет сил, желания жить нет, и мне кажется, что где-то я еще пока в той стране. Мне осталось немного – совершить маленький подвиг, выйти из-за стеклянной стенки, а я пока еще там, поэтому мне тяжело говорить, что я с вами».


Еще одним фактором, блокирующим развитие способности при достижении возраста взрослого человека, становится негативное отношение к этой способности его матери, которое запомнилось человеку еще в утробе. Впадая в пустоту или ступор, он ожидает, что к его состоянию окружающие будут плохо относиться, и он сам приучается негативно относиться к нему. Таким образом, человек снова себе запрещает развивать способность.

Ситуация кардинально меняется, если люди, окружающие зависимого и созависимого, могут относиться к такой пустоте положительно, как ценному переживанию, которое может расти и развиваться в нужном направлении. Рядом с такими людьми окружающие сами впадают в состояние пустоты или ступора. Требуется доброе, положительное отношение к себе в состоянии пустоты, чтобы это состояние могло перейти в стадию положительного развития. Обычно у людей это вызывает сильнейшее сопротивление. Доводы могут быть самые разные. Делать усилие, чтобы проявить доброе отношение к пустоте, непросто. Ловишь себя на том, что злишься или думаешь о том, что к человеку, ведущему себя так, можно относиться только с отвращением, презрением. Как можно по-доброму относиться к человеку, месяцами лежащему на диване или хуже этого, постоянно слушающему орущую дурацкую музыку и болтающему по телефону? Однако это состояние нужно преодолевать духовным усилием, молитвой, покаянием.

Есть видимая сторона поведения человека, и есть глубинная, которую не видно. Важно разглядеть этот глубинный слой, потребность в развитии и поддержать его молитвенно и добрым отношением.

В Библии есть образ пустыни, в которую Господь выводит свой народ из египетского плена: «И Бог повел их кружным путем, по пустыне…» (Исх13:18) (Перевод Росс. библейского общества, 2011 г.) Но Бог постоянно пребывает с народом в столбе огненном и облаке, это образ Его любви и заботы о народе, о духовном взрослении людей.

Еще один образ пустоты – это описание сотворения земли, когда она была «пуста и пустынна… и Дух Божий веял над водами» (Быт 1:1) (Перевод Росс. библейского общества, 2011 г.)

 Здесь тоже виден образ несовершенства мира, и то, как Дух Божий этот мир сохраняет, готовя его к будущему развитию.

 Очень трудно увидеть пустоту в себе и решиться что-то с ней делать, принимать ее в себе. У созависимого пустота скрыта глубже, ее практически не видно. Но именно созависимый может стать инициатором выхода из зависимости и созависимости. Он способен решиться на изменения.

Аналогом такого выхода могут служить процессы, проходящие в обществе, такие как революция, когда происходит смена парадигм восприятия мира. В них прослеживаются этапы, свойственные выходу из хим. зависимости, и ощущается такой же эмоциональный накал. Старая система терпит крах, и из обломков постепенно вырастает новая.

 Подведем итог. Выход из зависимости и созависимости во многом связан с развитием тех психических структур и способностей человека, которые травматично были заблокированы в ходе его очень раннего, даже внутриутробного развития. И зависимому, и созависимому необходимо поэтому пережить состояние пустоты и ступора, воспринимая их как этапы раннего архаичного развития любой способности, принять это в себе и научиться по-доброму к этому относиться. Это требует мужества и терпения, поскольку при этом запускается естественный процесс развития и созревание отсутствующих пока у человека способностей. Их появление затем и приведет к наполненности «Я», чувству уверенности в себе, ощущению человеком своего достоинства как образа Божия. Этот процесс невозможен без общения, без взаимодействия.

 Выдающийся психолог Виктор Франкл, прошедший нацистские концлагеря, пришел к выводу о том, что в них выживали не сильные телом и духом люди, а те, кто видел смысл во всем, что с ними происходит. В своей широко известной работе, он поэтому сделал особый акцент на поиске смысла. Он призывал увидеть глубокий смысл в жизни. Человек, писал он, не может получить готовый ответ – в чем назначение его жизни, кто он, такой ответ нужно искать ему самому. И если он его находит и берет за это ответственность – он растет как личность, несмотря ни на что. Главный вывод Франкла: «У человека можно отнять все, кроме одного – его последней свободы: выбрать свое отношение к любым данным обстоятельствам, выбрать свой собственный путь». (Виктор Франкл. Человек в поисках смысла. Глава ХХХ. http://lib.ru/DPEOPLE/frankl.txt ) Эти евангельские по духу слова могут послужить одной из опор в движении зависимых и созависимых людей к освобождению от уныния и тупиковой зацикленности на собственной ситуации.