«Тому, кто заботится о зависимом, надо ориентироваться на любовь». Выступление на площадке «Милосердие» Преображенского фестиваля

Печать
Мария Зиатинова
1. Какой может быть наша помощь людям, ведущим асоциальный образ жизни

Наше братство «Трезвение» (а не «трезвости») названо так не случайно. Добродетель трезвения в христианстве - это очищение сердца, хранение ума от помыслов, а трезвость – свобода от зависимостей (химических и прочих). Без трезвения невозможно обрести трезвости.

Алкогольная или наркотическая зависимость, которой противостоит трезвение, – не только грех, но и болезнь. В грехе нужно каяться, а болезнь нужно лечить. Проблема зависимости, прежде всего – духовная, потому что связана с рабством греху. И важно видеть, в какой момент какая помощь человеку необходима.

Немного расскажу об опыте помощи зависимым людям, который есть в нашем братстве. Помогать человеку можно тогда, когда он сам этого захочет, когда у него есть желание изменить свою жизнь. Мы все знаем, что в одиночку очень трудно бороться с проявлением любого зла. Нужны братские отношения, молитва, взаимопомощь, ответственность личная и братская.

Для того чтобы не впадать в состояние созависимости при оказании такой помощи, важно самим обретать трезвенность, внутреннее делание, доверие Богу, духовное внимание, мирный дух, духовное видение меры нашей помощи, то, как самим устоять в любви и свободе. Нужна решимость честно и открыто говорить о своих трудностях в общении с зависимым близким, просить помощи, в трудных ситуациях советоваться со старшими.

Непросто не поддаться соблазну контролировать жизнь близкого тебе человека, страдающего той или иной формой зависимости. Если не устоять, возникает нетрезвенная (чрезмерно навязчивая) забота о зависимом, подпитываемая ложной значимостью своих действий. Как сказала одна сестра: живешь, уповая не на Господа, а на свои силы, и крутишься как белка в колесе, потому что заботишься о зависимом в режиме навигатора, постоянно «перестраивая маршрут».

Чтобы обрести видение реальности происходящего, приходится бороться со своими привычками и страстями (гнев, раздражение, самозамкнутость, отстраненность и др.), с духом осуждения, и тогда, пусть очень медленно, что-то начинает меняться в отношениях, появляются силы общаться с зависимыми людьми и, наконец, свидетельствовать им о Боге, чтобы зависимый человек увидел Свет, пришел к Богу, уверовал во Христа, узнал Его Церковь.

 

2. Каких критериев помощи придерживаться, чтобы не развращать человека

Нужно все время поддерживать желание самого человека измениться, понимая, что это взрослый человек, и оставлять за ним право выбора. Это как игра в теннис, когда мяч постоянно требуется перебрасывать на сторону партнера. С ним нужно договариваться, и даже предлагая помощь, ставить условия (например: лечись, а если не пойдешь в больницу, не буду тебя кормить, и т. д) – вплоть до выселения из квартиры (крайний случай, но и такое бывает). Но если что-то пообещать ему, то обязательно выполнить. Главный принцип помощи – реальная нужда, нельзя поддаваться на манипуляции.

Самый трудный момент в такой помощи (благодаря чему может начаться процесс выздоровления зависимого) – научиться в мирном духе ставить ему определенные границы, но и самому их не нарушать. Без молитвенной поддержки группы, иногда братства, это крайне сложно, даже невозможно.

Не нужно ставить конечной цель «чтоб не пил» – это временная, промежуточная цель. Конечная, духовная цель – спасение зависимого человека в Боге. Для этого требуется постоянно напоминать себе, что значит трезвиться, и какова норма трезвения.

Трезвенность состоит, в частности, в том, чтобы все отдавать Богу. Если ошибешься, Господь поставит на место, но и поможет встать. Нужно слушать, что Он говорит, и не «танцевать» вокруг зависимых, не бросать все и не бежать к ним без всякого доверия Богу, без ответственности за то, что мы имеем, не помня, что если наша жизнь только им посвящена, значит, она в какой-то степени отнята у Бога, у братства и у других людей.

Нужно помнить о том, что в наших трудах для зависимых мы лишь сотрудничаем со Христом, потому что Он выше всех, и Он больше нас заинтересован в освобождении этих людей от их зависимостей.

 

3. Как помочь такому человеку сохранять человеческий образ и достоинство?

Здесь необходимо иметь сострадание, готовность разделить с человеком его жизнь. Сострадать такому человеку бывает непросто, ведь он стремится овладеть тобой. Ты в результате можешь впасть в ступор, растеряться, ответить на его внутреннюю пустоту своей пустотой или просто сослаться на неотложные дела и уйти. А надо найти силы для молитвы и вернуться в нормальное состояние, иначе диалог с зависимым станет разрушительным для обоих. Надо быть здесь очень трезвенным, решительным и ответственным.

Обычно человек, сталкиваясь с чем-то неизвестным, старается как можно быстрее выйти из этой ситуации, вернуться к привычному образу жизни. А в тесном общении с зависимым, наоборот, приходится принимать удар, что бывает неприятно, некрасиво, неудобно. Митрополит Сурожский Антоний писал, что даже помолчать, посидеть рядом с больным, ничего не говоря, плодотворно выдержать состояние пустоты – большой духовный труд.

Умеем ли мы так общаться – молча, без раздражения на себя и других? Ведь чтобы не раздражаться, нужно возлюбить человека и в его грехе.

Агрессивная реакция зависимого человека может исходить из потребности защитить то, что скрыто, – любовь. Ему страшно чувствовать ее в себе, тем более проявлять. Но она есть! И тому, кто заботится о зависимом, вопреки его пустоте, его претензиям или злости, надо ориентироваться на любовь. Пустота человека неоднозначна. В ней есть живой росточек, который может зацвести.

Направляя усилия любви в эту сторону, христианину нельзя забывать, что агрессии зависимого можно противопоставить только мирный дух, чтобы он ощутил, что уважаются и он, и его взгляды. Это усилие любви, и оно даром не проходит.

Протоиерей Сергий Булгаков и архимандрит Сергий (Савельев) писали, что сострадать может только тот, кто сам прошёл через страдание. Общаясь с зависимыми, невольно входишь в пространство, в котором Господь приоткрывает тайну страдания другого. И что-то меняется в нашем понимании мира и людей, в осознании своей причастности к их страданиям. Господь открывает то, чем можно делиться с другими страдающими, помогая им сделать шаг вперед. А если этого опыта нет и поделиться нечем, никакие правильные слова не помогут.

Православная традиция сильна надеждой на то, что практически любой человек может измениться, и что плодотворно его потерпеть, пока у него есть желание измениться, пока он борется с собой. Тогда молитва о таком человеке будет не благопожеланием, но действенным ходатайством за него перед Богом.

Отец одной из наших сестер был парализован и не вставал с постели больше 30-ти лет. Он был из поколения «израненных лейтенантов», на войне они становились лейтенантами в 20 лет. Он и все его друзья, пришедшие с войны, пили. Когда его парализовало, встал вопрос: давать ему спиртное или нет? Сестра говорила, что вначале давала, не могла по-другому. Если бы волевым решением перестала давать, это было бы похоже на то, что попирается его человеческое достоинство, потому что это уже был не его выбор. Отец мучился, у него были сильные боли, он пил ежедневно 1-2 рюмки, и эта сестра не могла подойти к нему, распростертому, и сказать: не дам выпить, это моё волевое решение.

Но за четыре года до его смерти, после одной из встреч братства «Трезвение», посвященной подобным проблемам, что-то в их отношениях изменилось. И она смогла сказать ему: не буду больше покупать тебе спиртное. Отец принял это спокойно. Несколько лет тому назад его не стало, и она, вспоминая прошедшее, благодарит Бога за то, что Он дал силы вовремя принять правильное решение.