Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Братство Наши доклады Проповеди На Евангелие от Иоанна 3:22–36

На Евангелие от Иоанна 3:22–36

E-mail Печать

После этого пришел Иисус и ученики Его в Иудейскую землю и там оставался с ними и крестил. 23 Крестил и Иоанн в Еноне близ Салима, потому что там было много воды, и приходили и крестились; 24 ибо не был еще ввергнут в тюрьму Иоанн. 25 Возник спор у учеников Иоанна с Иудеями по поводу очищения, 26 и пришли к Иоанну и сказали ему: равви, Тот, Который был с тобой по ту сторону Иордана, о Котором ты засвидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему. 27 Ответил Иоанн и сказал: не может человек брать на себя ничего, если не дано ему с неба. 28 Вы сами о мне свидетельствуете, что я сказал: «я не Христос, но я послан перед Ним». 29 Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостию радуется голосу жениха. Эта радость моя теперь полна. 30 Ему должно расти, а мне умаляться. 31 Свыше Приходящий – выше всех; сущий от земли – земной и от земли говорит. С неба Приходящий – выше всех. 32 Что Он видел и слышал, о том свидетельствует, и свидетельства Его никто не принимает. 33 Принявший Его свидетельство печатью своею заверил, что Бог истинен. 34 Ибо Тот, Кого послал Бог, говорит слова Божий; ибо не мерою дает Бог Духа. 35 Отец любит Сына, и всё дал в руку Его. 36 Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не покоряющийся Сыну не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Христос Воскрес!

Дорогие братья и сестры!

В эти пасхальные дни, особенно дни светлой седмицы, нужно радоваться, как мы все радуемся, но и трезвиться. Было замечательное чтение. В нем  вспоминается Иоанн Креститель, которого мы знаем как человека трезвенной жизни. Иоанн Креститель указывает путь к Христу, к Богу. И вот, возник спор у учеников Иоанна с иудеями об очищении. Пришли они к Иоанну и сказали: «Равви, кто был с тобой за Иорданом, о ком свидетельствовал ты теперь, Он Сам крестит, и все идут  к Нему». Иоанн отвечает: «Ничего человек не может принимать на себя, если не будет дано ему с неба. Сами вы мои свидетели, как сказал я, что я не Мессия, но что послан перед Ним». Здесь великое трезвение! Да, Иоанн Креститель является «равви», учителем, как тут сказано, для тех учеников, которые приходят к нему. Но он говорит о том, что за ним идет больший.

Нам очень важно помнить об этом в нашем свидетельстве зависимым близким. У нас непростая задача, возможно, даже более трудная, чем вести ко Христу, быть поручителями тех людей, которые не являются зависимыми. И мы знаем, что наши зависимые родные и близкие очень ранимы, болезненно ранимы, и мы тоже отчасти, или может быть не отчасти, можем что-то им сказать не так. Поэтому нам нужно быть очень трезвенными, помнить, взирая на пример Иоанна Крестителя, что мы ведем людей не за собой, не к себе.

 Конечно, никто из нас не говорит о том, что он ведет за собой или к себе, или даже в братство. Но, тем не менее, наши зависимые могут не сразу это понять и пойти к своей придуманной цели, двигаться за нами, или за катехизатором, который является для них примером. Но нужно, чтобы человек пришел к Богу, уверовал во Христа, узнал Его Церковь. «Друг Жениха тот, кто слушает и счастлив, рад голосу Жениха» – вот такая радость наполняет Иоанна Крестителя. В этих словах бывает трудно не узнать нас, когда мы видим новых входящих в Церковь людей, когда мы радуемся радостью великой оттого, что пришли новые люди в Церковь.

Но всегда ли мы радуемся, когда в обычный день нужно возрадоваться вместе с человеком? Это всегда сложнее, чем сострадать или жалеть. Это означает, что мы доверяем тому человеку, с кем имеем общение. «Свыше Грядущий выше всех. А кто от земли, от земли и есть, и говорит о земном. С неба Грядущий выше всех». В нашем свидетельстве о Боге, о Христе, необходимо, чтобы именно Грядущий, Тот, о Ком мы свидетельствуем, был выше всех для каждого из тех, с  кем мы говорим.

Дорогие братья и сестры, без общения с нашими зависимыми невозможно свидетельствовать им о Боге. Мы недавно говорили о том, что нужно пересматривать списки зависимых. И наверняка каждая из наших групп это сделала и поняла, что если мы не имеем общения с ними, то соответственно не имеем и свидетельства этим людям, а необходимо, чтобы общение было, общение прежде свидетельства. Мы можем начинать общение с простого: с дружбы, о которой мы тоже неоднократно говорили. И когда мы становимся друзьями нашим ближним, то возникает взаимная открытость и доверие, а корень слова «доверие» – «вера».

Так пусть же дарует Господь нам самим быть открытыми, иметь к зависимым доверие, иметь с ними общение, даже несмотря на то, что это бывает мучительно сложно, мучительно долго. Конечно, здесь необходимы границы. Если их не ставить, то можно унестись глубоко в созависимость. Пусть же нам Господь всегда помогает иметь трезвенность в общении, чтобы мы знали, когда нужно сказать твердо и ясно: «Давай поговорим в другой день», если мы не готовы к этому сейчас. Но не оставлять надежды на общение!

Да поможет нам Господь быть трезвенными и чутко знать, когда и что говорить.

Христос Воскрес!

Воистину Воскрес!

Светлана Борак

 

Христос Воскрес!

Дорогие братья и сестры!

В очередной раз убеждаешься, что проповедь на богослужении – не благочестивая приставка к Писанию, когда нужно несколькими сладкими словами повторить то, что прочли, и сказать то, что все и так знают. Нет. Проповедь – это всегда возможность сказать больше, раскрыть, развернуть то, что было прочитано, и коснуться чего-то высшего. Поэтому проповедь – неотъемлемая часть богослужения, одна из самых важных его частей.

То, что сейчас сказала наша сестра Светлана, мне показалось, именно таково. Были сказаны очень важные вещи, принципиально важные. Спасибо сестре и слава Богу, что это удалось сказать. Это дает возможность продолжать вдумываться в услышанное чтение.

Во-первых, еще раз подчеркну две вещи, самые простые. Первое: «свыше Сходящий есть выше всех»,  и никогда нельзя упускать из виду, что мы для Него трудимся, а не для себя. И даже, в определенном смысле, не для тех, за кого мы молимся, за кого мы страдаем, т.е. за зависимых. Потому что, когда ставится только цель – «чтоб не пил», можно схватить слева и справа таких бесов, которые будут больше этого беса. Когда временная цель ставится как духовная, как абсолютная, к этому обязательно примешается какая-нибудь гадость. И здесь нужно иметь трезвость и трезвенность. Трезвенность заключается в том, чтобы всё отдавать Богу, тогда мы не ошибемся. А если даже ошибемся, упадем, нас Господь сразу либо поставит на место, либо поднимет, что собственно одно  и то же.

Я вчера водил группу нашего Михаило-Архангельского братства по Третьяковской галерее, многие из них там  были впервые. Обычно я начинаю экскурсию с картины «Явление Христа народу» Александра Иванова. То, о чем Светлана сейчас читала и потом говорила, представлено на ней.  Христос там изображен отдельно от всех других людей. Его фигура самая маленькая, что канонам академической живописи категорически не соответствует. Главный персонаж должен быть на переднем плане, больше всех, все на него ориентируются, и он их в этом смысле организует. Все должно быть торжественно, весомо, возвышенно и назидательно, академизм никаких двусмысленностей не допускает. И вдруг выпускник Академии художеств, сын профессора Академии художеств, ломает это всё, причем ломает, не разрушая композицию. Но он ее перестраивает:  первого переставляет на последнее место. И тогда Тот, кто на последнем месте, вдруг становится первым, потому что Он выше всех. Он, действительно, как с небес  к людям сходит.

Такие вещи не получаются рационально. Иванов, как художник, ищет,  ищет и  – вот оно! И всегда вопрос: нашел ты решение или, наоборот, сильно промахнулся? Он нашел, дерзнул написать именно так и вызвал, конечно, большой скандал в почтеннейшей публике. Публика шумела: «Что это такое? Эта картина вообще о чем? Мы должны ясно видеть Мессию! А здесь получается: Мессия приходит,  а это непонятно, это даже искушение и соблазн». Но ведь на самом деле Христос здесь все равно выше всех.

 Поэтому – первый момент: будем помнить о том, что в наших трудах по отношению к зависимым близким мы лишь сотрудничаем со Христом, потому что Он выше всех, и Он в первую очередь, больше нас заинтересован в освобождении этих людей от зависимости. И надо Его слушать. А это большая проблема, потому что мы ведь уже построили какой-нибудь свой план выхода их из зависимости, расписали, как мы будем действовать по ступенечкам. А надо слушать, что говорит Господь..

Второй момент тоже был очень важен в проповеди, мне кажется, его надо обязательно подчеркнуть  – то, что касается границ. Когда мы готовы послужить зависимым, то границы у нас обычно куда-то летят. И начинаются «танцы» вокруг зависимых: в любой момент  он свистнет (например, позвонит), и мы всё бросаем и бежим как сумасшедшие туда, без всякого доверия Богу, без всякой ответственности за то, что мы еще в этой жизни имеем, не помня, что наша жизнь не им посвящена. Если она им посвящена, значит, она у Бога отнята в какой-то степени, и у братства, и у других людей.

Здесь мы идем по лезвию. Это не только узкий путь, но еще и путь, где многие почти буквально режут себе  подошвы. Потому что хочется твердости, определенности, и мы говорим: да, я готов положить жизнь за этого зависимого человека!. А тебя никто не просит это делать, потому что Христос за тебя уже положил Свою жизнь, и за зависимых тоже. Поэтому иди так, чтоб тебе было больно, а не чтобы ты говорил: я сделал, всё что мог, и я спокоен. Не всё! Как раз то, что мог, ты и не сделал. Ты сделал то, чего не должен делать.

Трезвение и есть то самое лезвие, которое режет нам ноги. Трезвиться больно, неудобно, не эстетично, не приносит мгновенного удовлетворения. В устах горько, и мы не ждем, пока во чреве будет сладко. Мы  дергаемся и говорим: «Нет, нет, должно быть в устах сладко, пусть во чреве будет горько. В Апокалипсисе же так и написано о тайнозрителе: он книжку съел, она была сладкой, а во чреве было горько». Но надо знать, что это сказано совсем о другом, и не бояться горечи в устах.

Будем благодарить Бога за то, что Он нам открывает вещи, которые вроде бы лежат на поверхности, вроде бы понятны, но когда к ним прикасаешься – они вдруг раскрываются, наполняют сердце, наполняют ум, вдохновляют и дают способность идти по лезвию трезвения и радоваться. 

Христос Воскрес!

Александр Копировский




 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить