Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Братство Наши доклады Проповеди Делиться светом. Слово после утрени

Делиться светом. Слово после утрени

E-mail Печать

Когда мы говорим о воскресении Христовом и празднуем его, очень важно быть трезвенными и не спуститься на уровень обычного земного праздника, когда мы говорим: это НАШ праздник: Христос воскрес! – Воистину воскрес! Что-то при этом теряется. Потому что получается как будто пароль и отзыв. Не стоит эти слова превращать в пароль и отзыв. «НАШ праздник!».  Не праздник «наш», это мы  –  его, ему принадлежим, входим в этот праздник. И углубиться при этом, сделать особое духовное усилие, чтобы в него войти – это и значит протрезветь. И тогда получится праздновать Пасху как должно, с трепетом, а не с земной радостью обычной, которая именно земная, плотская радость. Эта радость должна уступить место совсем другой радости, которую нужно еще поискать.

Например, порадоваться можно, когда утром на службу мы идем по пустой Москве. Мы недавно шли с сестрами и говорили, что в воскресенье к 9  утра, наверное,  одни трезвенники по улицам ходят, больше никого нет. Прийти вовремя, как должно помолиться. Немножко напрячься, чтобы в службу войти, не пропустить ничего, вникнуть в ее содержание.  А после службы вздохнуть и сказать: «Ну, что мы, Господи, Тебе принесли? Это Ты нам все дал. Но все-таки мы побыли вместе и стали друг другу ближе, чем обычно».

И так радостно было слышать сегодня в проповеди сестры Веры о десяти девах, пять из которых имели масло, а другие пять – нет, не обычное истолкование этого отрывка Писания, которое мы все более-менее знаем. Вера могла говорить о том, как важно иметь масло,   но мы это уже сто раз слышали. Но вот,  проповедь повернулась в другое русло, и было сказано  о свете то, чего в этом тексте вроде бы не предполагалось. А вот  –  это прозвучало! Что надо делиться светом. Не мораль читать! А мы все время кому-то читаем мораль, значит – мы сами зависим от того, в чем упрекаем других.  Об этом сто раз говорили отцы-аскеты:  если ты кого-то в чем-то обличаешь, ищи это в себе, и найдешь. Это твоя болячка, когда ты видишь в других то, что тебе не нравится. Нет, надо избавляться от этой греховной созависимости раньше, чем мы требуем от  зависимых избавиться от их зависимости. Часто именно требуем, но не помогаем. А если помогаем, то, как правило, даем то, что им как раз и не требуется. Требуется ровно обратное! А мы суетимся вокруг зависимого  человека. Мы готовы ему всячески услужить, забывая, что это – признак нашей созависимости.

И совсем другое дело, когда мы испытываем  радость от света в наших светильниках. Ведь  девы истинно разумные – не те, которые сохранили масло, а которые могут поделиться светом с другими. Маслом, о котором говорится в притче, поделиться нельзя,   масло надо иметь свое. А светом поделиться – надо обязательно.

 У владыки Антония, митрополита Сурожского, есть проповедь по этой притче. Он говорит, что наше нравственное чувство здесь,  в нормальном случае, бывает возмущено: ну, что же они жадные такие, эти девы, почему не поделились? Не лучше  ли было и тем, и другим,  в итоге  остаться без масла, как говорится в притче? Умрем красиво вместе!  Нет, это неправильно. Надо знать, что смысл притчи в том, чтобы свет у кого-то обязательно сохранился. Но когда мы ситуацию из притчи переводим в нашу жизнь,  – говорил он,  – то,  конечно, тогда надо делиться. Немедленно! Может быть,  вместе бежать, кричать жениху: «Подожди, подожди, подожди еще чуть-чуть!» Что-то надо делать. Но не стилизоваться, а прорываться! Вот это будет вполне трезвенно – в конкретной житейской ситуации.  Но духовный  принцип мы должны хорошо знать: без нашего масла Бог ничего не может сделать. Если Он пустое место зажжет, оно вспыхнет и сгорит.

Масло, как преп. Серафим Саровский говорил, это не наши добрые дела. Можно продолжить:  не наш ум, не наши знания,  даже не наша святость, не смирение. Ничего подобного! Что такое масло? Это благодать Святого Духа. Благо – дать. Ну, что такое мы, Господи?  Ты дай нам благодать! А не дашь, мы ничего делать не будем… Но в том-то и дело, что благодать люди получают, а потом куда-то ее девают. В решающий момент светильник есть,  а благодати нет.  Александр Сергеевич, помните, одну влюбленную в него барышню, что называется,  припечатал:

Нет ни в чем вам благодати;

С счастием у вас разлад:

И прекрасны вы некстати,

И умны вы невпопад.

 

Ужасно переживаешь, когда думаешь о ней, но Бог с ней. Ведь еще ужасней то,  что ты сам бываешь такой барышней очень часто. И тогда все, что у тебя есть  – некстати и невпопад.

Но если благодать дается, нужно все сделать, чтобы ее не потерять. Человек живет для того, чтобы иметь благодать. Это цель жизни. Сама по себе такая цель недостижима, поэтому нельзя сказать:  цель моей жизни –  получить благодать. Это смешно. Но смысл жизни и цель жизни человека в том, что если благодать приходит – ее не потерять, и светом, зажженным от нее,  поделиться.

А мы очень часто заменяем эту благодать моралью, поучением, укорением, осуждением, презрительным молчанием. Много чего такого у нас есть в арсенале, правда? А это все нетрезвенно. Такие вещи или не работают, или работают в обратную сторону. Так пусть, дорогие братья и сестры, каждое наше собрание, каждая наша служба, каждая наша личная молитва, когда мы стараемся по-настоящему помолиться, пусть они нас  трезвят. Чтобы мы имели ум, обращенный к самому главному  – к Христу.  Не просто к слову о Нем, тексту или Его образу, а к Самому Воскресшему Христу.

Потому что воскресение – оно за пределами человеческого разума. Это не просто – лежал мертвым  и вдруг  вскочил.  Воскресение – это совсем другое. То, что лежал и вскочил – это воскрешение, тоже чудо, которое Бог совершает. Иногда и люди, врачи, свои усилия в этом направлении как-то прилагают. Лежал человек пластом, при смерти, казалось, уже  умер. И вот, как-то его починили, он встал, забегал  – это чудо воскрешения. А воскресение – то, что никакой врач не сделает.  Воскрешение Лазаря  было возвращением его к старой жизни. А воскресение  – это когда старая жизнь вся преображена, когда в ней  ничего темного, смертного не осталось вообще. Это пребывание в полноте Духа, и значит – в вечности. Как говорил один  из наших великих святых: в Царстве Небесном каждый удивится, глядя на славу другого. Это хорошо, правда? Мы и не ожидали,  что такой-то человек будет так славен. Не  ожидали, а он, на самом деле,  вот такой! Может быть, и на нас там кто-то посмотрит и тоже удивится. А может быть, и наоборот: кто-то на земле казался больше, чем он есть. Неважно.  Была бы хоть капелька славы божественной – и достаточно! Это и есть тот самый свет вечный, который полностью очищает человека.  Все его грехи как солома сгорают.

Поэтому нам, действительно, есть о чем радоваться –  при всех наших немощах, наших грехах, наших слабостях, глупостях – о нашем будущем воскресении! Потому что есть  Воскресение Христово. А если его нет – радоваться, строго говоря, нечему. И здесь не то, и здесь не так, не доел, недосмотрел, недоделал: просто ад без света! Все время плохо. Куда человек  ни ткнется – видит,  что недотянул, мог бы больше. Помните, в детстве нам всегда говорили: ты мог бы учиться лучше! А в воскресении – не так, наоборот: получаешь  и то, о чем даже не мечтал.

Так будем молиться о том, чтобы ради этого продолжались наши встречи, наши молитвы! Чтобы когда-нибудь  вся церковь стала одним большим братством, единым, неформальным братством: все – братья и сестры. Слово это не должно быть дежурным, обыденным, с которого проповедь священник  начинает, или применяться только в самых крайних случаях, например,  вождь, когда страна уже погибает, может сказать «братья и сестры!», а в другое время так говорить нельзя. Чтобы в нашей церкви стремление к братству в свете Воскресения Христова  преодолело те средостения нетрезвенные, ужасные, которые сейчас в ней есть. В церкви  земной существует огромное количество перегородок. Христиане  разделяют себя перегородками: вот православные, вот католики, вот протестанты. И внутри православной церкви  есть перегородки. Но все-таки есть и движение навстречу друг другу, движение к свету, желание поделиться им, а не грохнуть друг друга посильнее.

 Но как же это непросто! Тут все силы внутренние бывают нужны. Мы часто уповаем на свои внешние силы:  стремимся  усилием воли собраться, сосредоточиться. Нет! Нужен  тот самый елей, масло, о котором мы сегодня читали и говорили. Оно иногда как будто уходит куда-то, вроде бы его и нет, – значит, надо полезть глубже и достать! Пусть нас эти размышления сопровождают почаще.

Слава Богу за всё!

                 Благодарим Господа и за то, что наша встреча сегодня уже отчасти состоялась, и давайте ее продолжать.  

Аминь.

Александр Копировский

  
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить