Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Трезвение Библиотека о трезвении Митрополит Германский Серафим. Основы христианской жизни

Митрополит Германский Серафим. Основы христианской жизни

E-mail Печать

 

Доклад на IX конгрессе православных Западной Европы (1-3 ноября 1996 г., Сен-Лоран-сюр-Севр, Франция). 

Существуют, по-видимому, люди, которые думают, что христианство, и особенно православие, находится в разрыве с современностью и что евангельское слово непонятно сегодняшнему миру. Мы же полагаем обратное: что святоапостольская и святоотеческая традиция – самая актуальная и самая приемлемая для человека нашего времени, как, впрочем, и во все времена. «Душа – по природе христианка», – говорил Тертуллиан, а один современный духовный человек добавляет: «Православие – в человеческом естестве».

Дух Святой – залог вечной молодости христианства, и не только его, но, более того, Христа и Его Церкви. Нам понятно, что это сказано смело, но дерзновение оправдано огненной сущностью апостольской и святоотеческой Церкви, прежде всего Воскресением как субстанциональной основой христианской жизни, а также жизнью человека и космоса, невольно для них самих.

Именно Воскресение актуализирует христианскую веру. Тот, Кто воскрес, Он и только Он, сострадает сегодняшнему человеку, не по своей воле ввергнутому в ад, во тьму неведения Бога, в рабство страстей, поражающих его смертоносным ядом. Отъединенность Церкви от мира – еще не признак ее разрыва с ним или неадекватности ему. Это не симптом слабости Церкви, а ее нормальное состояние, так как христиане, будучи в мире, сами – не от мира сего. Церковь смиренно и сострадательно живет «в мире», в мирском аду, «не отчаиваясь», по словам Силуана Афонского, посреди тьмы держа в руках пылающий светильник веры. Любовь должна пребывать в аду. Именно там и оттуда силою Вокресения свет ее разгорается ярче.

Не думая никого поучать, я бы хотел показать, как это происходит. Пусть это будет проявлением моей пастырской заботы. Мне хочется заявить, что православная вера способна понять несомненно адский эксперимент, производимый современным человеком. Она способна не умолкая свидетельствовать о вечной новизне Боговоплощения. Она, наконец, способна, примирившись с антиномией Креста, ответить на самые мучительные парадоксы человеческой судьбы.

I. Невыносимое откровение: ад.

Слова о том, что ХХ в. повсюду на нашей планете знаменит необычайно быстрой циркуляцией информационного материала, могут показаться банальными. Не буду говорить о том, что наш век более жестокий, варварский, бесчеловечный, чем все предыдущие. Но в наше время всем все известно. Еще недавно люди жили в нескольких километрах от лагеря смерти и могли не знать об этом. Теперь же все гнусности становятся известны почти тотчас после их совершения. Поэтому христианское сознание одолевает вопрос: кто делает грех явным? Бог или сатана? И еще: глубоко ли мы понимаем свои грехи? Все ли мы знаем о зле?

А. Совершенно иную роль стали играть технические информационные средства. Наше время – время радио, телевидения, телефона, воздушных и пространственных сообщений – славится такими информационными средствами, которые даже у семейного очага кричат о том, о чем раньше предпочитали молчать. Наша эпоха в определенном смысле правдива, даже если это – сигналы феноменологии зла. Действительно, зло, не имея сущности, может восприниматься только как феномен – в видимых проявлениях, симптомах: в моральных или физических страданиях, а еще чаще – в потере чувства и смысла.

а) Сегодня часто можно услышать, что мир стал деревней. И в этой «деревне» всё или почти всё все друг про друга знают. Деревенька Земля уже не прячет умножающиеся в ней пороки, промахи, заблуждения, болезни. Часто она ничего и не хочет прятать и без стыда обнажает свои пороки, окрестив их добродетелями.

Зло обычно познается в силе, в мишурном победном блеске. Кто не знаком с тем, как бесконечно дробятся и распадаются на атомы религиозные сообщества, как прилипчив сектантский дух и как дьявольски логична схизма даже в самой святой Христовой церкви? Можно ли не знать о религиозном интегризме в его многообразии, который не затронул разве что ислам?

То, что, притаившись, жило рядом, чего не знало старшее поколение, теперь открылось. Не хочу преувеличивать, но подобало бы вспомнить слова нашего Господа Иисуса Христа, Того, Кто учил нас истории: «Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы» (Лк 12: 2). «Гул истории нарастает», – писал Василий Розанов в Апокалипсисе нашего времени. Зло, таившееся тихо и скромно, теперь признано, разглашено и шумно оправдано на экранах 2000-го года. Скоро, вслед за демонстрацией безбожных людских слов и дел, будут разглашены и их мысли. И мы услышим их адский ропот.

б) Откровение это является открытием «мертвого мира». «Мертвые души», те самые, о которых писал Гоголь, совершали зверства в своих Гулагах, построенных там и здесь. Они же стали и коммерсантами порнографии в Интернете, используя в этих целях детей. Ежегодно во многих странах миллионами убиваются человеческие эмбрионы. Испытывает невыносимые страдания семья, обездоленная изменами и эпидемией разводов. Для того чтобы отворить дверь в Европейское Сообщество странам Востока, Совет стран Европы предлагает им легализовать гомосексуализм, который стал в наше время символом любви к себе.

Грех умножается, а любовь, кажется, все остывает и остывает. Все реже молятся люди. Мы же, епископы и священники, живем небрежно, ни тепло, ни холодно, часто угашаем миссионерский дух и прячем свое преподобие под гражданским платьем. А крещеные, искушаемые греховностью пастырей, обмирщаются. Святой апостол Павел писал об этом: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2 Тим 3: 1-5).

в) Пусть это будет наивным, но мне кажется, необходимо напомнить и о том, что мир, в котором мы живем, – мир падший. Это наша реальность и она будет реальностью до конца времен. «Дьявольская структура мира», о которой говорит патриарх Антиохийский Игнатий IV, открывается перед нашим изумленным взором. Без устали трудится князь мира сего, заботясь повсюду, и особенно в церкви, о разделениях, расколах и раздорах между братьями по плоти и по вере.



 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий