Участие тамбовского духовенства в борьбе за трезвость в конце XIX - начале XX в.

Печать

 Е. Н. Шабелъникова Тамбов, ТГУ им. Г. Р. Державина

 

К концу XIX в. Русская православная церковь стала неотъемлемым государственным институтом, а приходские священники вынуждены были выполнять, помимо своих непосредственных обязанностей, еще многочисленные светские. Проблема излишнего винопития существовала всегда, но обострилась к концу XIX в. Государство всерьез встревожилось масштабами алкоголизма, поэтому в конце XIX в. борьба за трезвость вылилась в целое направление государственной политики. Антиалкогольная кампания, организованная по инициативе светской власти, проводилась по всей стране. Были привлечены и светские учреждения, и православное духовенство. Однако если в городе борьбой за трезвый образ жизни могли заниматься светские общественные организации, то на селе без привлечения духовенства государство обойтись не могло.

Первым шагом борьбы с пьянством стало введение в 1885 г. «Правил о раздробительной питейной продаже». С этого момента на церковных землях была запрещена раздробительная продажа, т. е. когда алкоголь продавался определенными дозами и употреблялся непосредственно в месте покупки. Однако введение «Правил» было полумерой, т. к. они касались только собственно церковных земель. Количество же таких земель не являлось значительным и практически можно было продавать вино буквально в нескольких метрах от территории храма. Это не решало проблему раздробительной продажи вина в целом.

Государство явно было обеспокоено моральным обликом и духовенства, и верующих прихожан. Это вызвало изменения в формах работы приходских священников с прихожанами. С 1889 г. по инициативе центральной власти начинался процесс открытия обществ трезвости. Их создание было также возложено на плечи духовенства. Собрания членов общества периодически или по мере необходимости созывались по распоряжению приходского священника [1]. Были определены и методы работы в них. После вступления в общество трезвости новый член находился под особым наблюдением со стороны приходского священника и должен был поддерживаться другими членами общества. Основным оставался метод увещевания и внушения. Так, в случае нарушения членом общества своего обещания, ранее намеченного им срока первый раз, он «по снисхождению к немощной его совести обличался и увещевался приходским священником наедине». При безуспешности этой меры увещевание проходило в присутствии всех членов общества, и если эта мера оказывалась недейственной, то далее следовало исключение из общества трезвости, при этом члены общества не должны были оставлять заблудшего без дружеских советов. Как видно, методы работы в этих обществах были патриархальными, поэтому они изначально не пользовались популярностью ни среди народа, ни среди приходского духовенства. На это указывает и достаточно медленный процесс их открытия, особенно в сельских приходах. В 1892 г. вновь назначенный епископ Иероним совершил объезд Тамбовской епархии. По результатам этой поездки было подсчитано и выявлено, что общества трезвости (за три года) были открыты приблизительно в 68 % сельских приходов Тамбовской епархии. Возможна погрешность, так как не все благочинные предоставили отчеты о количестве в их округах приходов и открытых в них учреждениях. С назначением на Тамбовскую кафедру епископа Иеронима процесс создания обществ несколько активизировался. Так в течение года они были открыты еще в 57 сельских приходах, что составило 6 %. Однако епархиальное начальство больше контролировало не качество деятельности, а количество, т. е. обязательное наличие обществ трезвости в каждом приходе. Есть вероятность того, что во многих приходах деятельность этих обществ носила формальный характер, так как их открытие в приходах было вызвано еще и боязнью получить взыскание за невыполнение епархиального распоряжения.

Нельзя отрицать и тот факт, что некоторые священники сами не могли являться примером для прихожан и обличались в чрезмерном употреблении алкогольных напитков. По «Уставу Духовных консисторий», меры взыскания и исправления по духовному суду за выражение неблагочинническими словами в церкви и ведение службы в нетрезвом виде (ст. 190-191) предусматривали замечание, строгий и простой выговор, поклоны, денежные взыскания, усугубление надзора, исключение за штат, отрешение от места, временное испытание в архиерейских домах и монастырях, временное запрещение священнослужения, лишение сана с оставлением в духовном ведомстве на низших должностях, а монахов с оставлением на покаянии и лишение сана или монашества с исключением из духовного звания. По книге регистрации штрафов за 1901 г. видно, что обвинения в нетрезвости и неблаговидном поведении священников не являлись редкостью. Однако отрешения от должности за пьянство были редкими. Особенно обвинения в пьянстве возросли в начале XX в. Причем наибольшее количество разбирательств в духовной консистории пришлось на 1904 г.

Проблема пьянства не обошла стороной и мужские монастыри. Осенью 1911 г. в Тамбове состоялся съезд настоятелей и настоятельниц местных монастырей, Он обсудил вопрос о состоянии дисциплины среди монахов. Собравшиеся констатировали, что все иеродьяконы Черниева Николаевского монастыря, по сути, алкоголики, на которых не действуют ни увещевания, ни угрозы, ни наказания. Было отмечено, что пьянству и разврату предавались и другие обитатели монастыря. Исчерпав все средства воздействия на монахов и убедившись в их бесплодности, епархиальная администрация пришла к выводу о необходимости преобразовать монастырь в женский [2]. Это свидетельствует, что предпринимавшиеся епархиальными и монастырскими властями меры с целью пресечения пьянства, как правило, оказывались безуспешными. В основном делали строгое предупреждение или выговор с занесением и без занесения в формуляр и отправляли под строгий надзор благочинного.

Несколько предписаний было сделано и Св. Синодом. В 1890 г. последовал призыв Св. Синода, чтобы священники и другие члены причта «являли собой живой пример трезвой жизни». Также с целью отвлечения народа от пьянства священники с кафедры и во внебогослужебных беседах должны были неустанно разъяснять народу вред пьянства и пользу воздержания. Беседы в обязательном порядке должны были проводиться в воскресные и праздничные дни. С такими же рекомендациями обращалась к тамбовскому духовенству в 1896 г. консистория.

В 1909 г. вышел Указ Его Императорского Величества «О приглашении духовенства к борьбе с народным пьянством. Этот указ содержал ряд ранее изданных положений - об открытии во всех приходах обществ трезвости, обязательной священнической проповеди с раздачею брошюр и личном примере священнослужителей. Кроме того, в цели церковно-приходских попечительств была включена обязанность самостоятельно вырабатывать меры по борьбе с пьянством и организовывать в школах религиозно-нравственные чтения с показом картин о вреде пьянства. В этот период началась и специальная подготовка будущих священников к проведению бесед с прихожанами о вреде пьянства. Воспитанников семинарии, в том числе и Тамбовской, начали знакомить с последствиями пьянства. Для этого создавались особые отделы по борьбе с алкоголизмом в семинарской библиотеке. Врачу семинарии было поручено приобрести наглядные пособия и подробно разъяснять все гибельные последствия пьянства. Преподавателей пастырского руководства обязали знакомить учеников со способами пастырской деятельности по распространению в народе трезвости.

Пиком антиалкогольной кампании стал Всероссийский праздник трезвости, который был отмечен в 1913 г.

Все приготовления к празднованию в Тамбове были возложены на духовенство. В епархиальных ведомостях объявление о празднике трезвости было опубликовано за день до празднования (27 апреля). Последовательность празднования сохранялась традиционная: служба - крестный ход - молебен. В Тамбове молебен проходил на Соборной площади перед Тамбовской иконой Божьей матери. Затем в народной читальне было чтение о вреде пьянства.

В некоторых уездных городах, в частности, в Кирсанове, были расклеены заранее печатные воззвания к горожанам, которые приглашали их принять участие в праздновании. Традиционными элементами праздника являлись проповеди и сбор пожертвований на борьбу с пьянством. В Тамбове была произнесена архиерейская проповедь св. апостола Павла «Пьяницы царства божьего не наследуют». В г. Кирсанове перед молебном обратился с речью к прихожанам учредитель Серафимовского общества трезвости священник Василий Архангельский. Он говорил о необходимости вести упорную борьбу с пьянством, после которой предложил пожертвовать на борьбу с пьянством. После молебна были провозглашены три многолетия за императора и весь царствующий дом, за Синод и епископа Кирилла.

Большая работа была проделана Паревским обществом трезвости. В рамках приготовления к празднику в церковных проповедях прямо или косвенно затрагивался вопрос трезвости. Прихожанам в приходах было предложено записываться в Общество Трезвости. Было организовано детское Общество Трезвости, в которое записывали детей в сельских школах (мужской земской и женской церковной).

По завершении церковной части праздника прямо с амвона во всех приходах раздавались значки, изданные Всероссийским Союзом Трезвости с надписью «Трезвость - счастье народа» с изображением голубя, несущего масличную ветку. При этом духовенство обязывало прихожан носить эти значки во всех парадных случаях и на праздники. Так же раздавались листовки, брошюры.

После окончания обрядовой стороны по всей епархии были организованы и проведены народные чтения антиалкогольной тематики. На Чтениях, организованных в Тамбове показывались картины Булгаковского с изображением жизни пьяницы. Также была произнесена проповедь Иоанна Кронштадского, прочитаны противоалкогольные лекции знаменитых докторов и ученых.

Печать проповедей антиалкогольного содержания продолжалась и после празднования. Были опубликованы статьи «Пьянство в России», «Как борются с пьянством за границей».

Таким образом, ввиду отсутствия статистики о количестве людей, избавившихся от алкогольной зависимости, судить об эффективности антиалкогольной кампании сложно. Однако можно предположить, что желаемый результат все же не был достигнут. Антиалкогольные распоряжения Св. Синода, издаваемые с определенной периодичностью, свидетельствовали о нерешенности этой проблемы.

Несомненно, борьба с пьянством ложилась на плечи уездной администрации и духовенства. Однако в отличие от светских обществ трезвости, выступавших только против чрезмерного употребления алкоголя, церковные общества боролись за полный отказ от него, применяя меры религиозного воздействия. Поэтому, несмотря на низкую эффективность воздействия на население, в провинции церковь оказалась единственной структурой, выступавшей с антиалкогольной пропагандой.

 

1. Тамбовские епархиальные ведомости. 1910. № 35. С. 672-679.

2. Кадсон, И.3. О положении в русской православной церкви в последние годы царизма (по материалам епархиальных отчетов) // Атеизм. Религия. Современность. Л., 1973. Вып.