Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Трезвение Из истории Из писем С. А. Рачинского А. А. Штевен (в замужестве Ершовой)

Из писем С. А. Рачинского А. А. Штевен (в замужестве Ершовой)

E-mail Печать
 
 
Александра Алексеевна Штевен – талантливый педагог, просветитель, чей опыт в конце XIX в. в России получил широкую известность – занималась устроением школ грамоты  в Нижегородской губернии в 1885–1895 годах. Начало было положено занятиями  с крестьянскими детьми – «от нечего делать» – в семейной усадьбе в селе Яблонке Арзамасского уезда. Главным напралением её деятельности стало христианское воспитание и образование детей. А. А. Штевен полагала, что основанная на христианских началах школа будет оказывать влияние на все стороны народной жизни.

Не пить водку было одним из условий учебы в яблонской школе с самого начала её существования. Но его соблюдение нарушалось учениками и в школе, и особенно после её окончания. Весной 1889 г. Александра Алексеевна начала переписку о различных сторонах организации школьного дела с С. А. Рачинским. Благодаря его поддержке скромные начинания школы Штевен  обретают более прочное устроение, которое помогало воздействовать и на бывших, уже взрослых ее питомцев.  Одним из новшеств стало общество трезвости.

Присоединение к обществу трезвости происходило «посредством внутреннего обета, ознаменованного служением молебна и целованием иконы». На первых порах дети принимали обеты не пить водку на время обучения в школе. Школьное общество трезвости А.А. Штевен постепенно разрасталось, но, к сожалению, подробностей о его работе и устройстве не найдено. Можно лишь предполагать, что для членов общества проводились духовные беседы, встречи, чтения, и что оно распространяло своё влияние и на другие школы.

В связи с отсутствием какой-либо помощи Александре Алексеевне со стороны священства Рачинский в письмах  утешал её, в этом «деле молитвы», «деле любви и напряженного внимания» нам «помогает Бог». В 1892 г., когда особенно активно (после голодного года) крестьяне праздновали престольные праздники и свадьбы, Штевен сетовала, что многие взрослые члены общества «впали в прежние привычки», что методы воздействия на крестьян слишком слабы. Рачинский призывал её иметь терпение в этом деле: «Станет оно на твёрдую почву лишь тогда, когда размножится количество Ваших взрослых учеников». В письмах бывших яблонских учеников к А. А. Штевен есть свидетельства о том, что они сохраняли трезвый образ жизни. 

по материалам бакалаврской работы О. Синицыной (СФИ, 2014 г.)
«История и православно-христианские основания педагогической
деятельности А. А. Штевен-Ершовой (1885–1895 гг.)
»
 


    

С.А. Рачинский

Начну с пьянства. Не думаю, чтобы учеников сельской школы было преждевременно ограждать от него торжественным молитвенным обещанием. Вижу из Вашего письма, что и в Вашем крае существует пагубный обычай поить водкой детей с самого раннего возраста. Это – величайшее зло, подготовляющее зло еще горшее – случаи болезненного, неизлечимого пьянства. Я уверен, что всякий из Ваших учеников на втором году учения способен понять и всю гнусность пьянства, и всю святость обещания, данного при целовании иконы. Сроком обещания мог бы послужить на первых порах срок учения. Но само собой разумеется, что общество трезвости, состоящее из одних школьных ребят, представляет мало залогов прочности. Необходимо привлечь к обществу несколько взрослых крестьян, которые помогали бы вам поддерживать, расширять дело. Еще желательно было бы привлечь к нему какое-либо уважаемое лицо нашего сословия – но увы!.. В этом отношении мы еще более рабы привычки, чем крестьяне.

А. А. Штевен 1896 г.

Самым же лучшим помощником в этом деле может сделаться для Вас местный священник. Вы пишете, что он молод. Попытайтесь его завербовать. Привычка к спиртным напиткам в молодых летах побеждается легко. Вам поможет то обстоятельство, что на днях вышел указ Священного Синода, настоятельно напоминающий духовенству о его обязанности бороться против пьянства.

Вопрос о трезвости естественно приводит к вопросу, несравненно более широкому, затронутому Вами, – о способах воздействия школы на бывших, уже взрослых ее питомцев. Полагаю, что поддержать в них связь со школою – школьными увеселениями – невозможно. Нужно постоянное дело, близкое сердцу, для поддержания этой связи. Таким делом могло бы послужить прежде всего – церковное пение, и, в связи с ним, участие в богослужении чтением. Школьный хор становится приятным лишь при участии мужских голосов. У Вас найдутся сельские грамотеи с голосами, чтобы петь в церкви…

Остановлюсь: не знаю, насколько Вы музыкальны. Но предполагаю, что музыка Вам не чужда: Вы, если не ошибаюсь, – внучка Владимира Федоровича Львова. Затем не знаю, есть ли в Вашем селе церковь. Не знаю также, может ли Вам дать земство вместе с священником-законоучителем и учителя-регента. Последнее было бы необходимо. Сил молодой девушки не хватило бы и на ведение школьного учения, и на управление хором.

Само собой разумеется, что постоянное участие питомцев школы (наличных ребят и уже взрослых юношей) в церковных службах есть лучшая школа богослужения. Но, кроме того, частое и правильное посещение школы бывшими ее питомцами с целию религиозною и художественною приносит им нравственную пользу.

Поддерживается живое общение с руководителями школы, любовь к чтению, интерес ко всему духовному. В частности, устройство обществ трезвости значительно облегчается существованием такой поющей школьно-церковной братии. Трезвость, в свою очередь, способствует ее умножению, ибо возбуждает потребность в достойном наполнении праздничных досугов.

С.  Рачинский (Татево, 30 августа 1889 года)

 

… узнаю из Вашего письма, что нижегородские священники не могут не пить. Это весьма прискорбно, но составляет особенность чисто нижегородскую. Множество из моих корреспондентов-священников из разных краев России заводят в своих приходах общества трезвости, начиная, как и следует, с того, что они лично безусловно отказываются от спиртных напитков. Не говорю уже о священниках, действующих у меня на глазах.

Случаи нарушения обетов трезвости всегда были, есть и будут. Но при религиозном характере обетов, при внимательности допущения к ним – они весьма редки. Нормальный руководитель таких обществ – священник – располагает могучим орудием: исповедью, имеет право наложить епитимию.

С. Рачинский (Татево. 4 ноября 1889 года)

 

От души поздравляю Вас с открытием при Вашей школе общества трезвости. Вас, кажется, смущает малое число его членов. Но число это для начала совсем не малое, да и поверьте – всякое доброе дело имеет начало едва заметное и скромное. Именно на таких зернах горчичных почиет благословение Божие.

Продолжаю получать массу писем, доказывающих мне, что дело наше находит сочувствие во всех углах России. Между корреспондентами моими до 25 священников. Едва успеваю отвечать, а отвечать нужно немедленно, обстоятельно и внимательно. Дело стоит на той точке, где и ничтожный толчок может привести его в движение. В Татеве не проходит литургии без новых присоединений.

С. Рачинский (Татево. 4 декабря 1889 года)


Источник: http://pokrov.pro/pisma-sergeya-aleksandrovicha-rachinskogo/

 


 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить