Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Зависимости Курение Мелкий бес курения

Мелкий бес курения

E-mail Печать

 Наталья Александровна Адаменко, преподаватель Свято-Филаретовского института

- Курение – это грех или болезнь? Почему?

- Я лично считаю, что курение – это грех, а не просто болезнь, и у меня есть аргумент, который пока никто не смог опровергнуть: у нас в стране, и вообще в Европе, раньше люди не курили, и даже не знали, что это такое. А ведь не бывает такой болезни, которой все болеют, а потом перестают, или, наоборот, все вокруг начинают болеть. Про курение так сказать нельзя. Если бы это была болезнь, то ею болели бы все вокруг, во все времена, во всех странах. То есть, понятно, что это – грех, что это – привычка, которая разрушает человека, она – одна из наркотических зависимостей. Затем, когда человек уже имеет эту наркотическую зависимость, его уже можно рассматривать как больного человека. Но курение – это болезнь, которую мы добровольно на себя берём, если не знаем и не хотим знать последствий. Но это происходит уже потом, когда начинаются стадии привязанности, зависимости, когда человек уже без этого не может жить, тогда уже можно говорить о болезни, как следствии греха.

- Что мешает человеку избавиться от этой зависимости?

-          А то же самое, что и от всех зависимостей, курение – это не что-то уникальное. Человек привыкает получать удовольствие, какое-то расслабление, спокойствие от этой привычки. Я где-то даже читала интересное исследование, о том, что потягивание табачного дыма из трубки, сигареты как бы напоминает нам о нашем младенчестве, когда мы сосали материнскую грудь, и нам было очень хорошо, тепло и спокойно. И, действительно, в тревожной обстановке, волнуясь, нервничая, люди часто хотят что-то пожевать, выпить, перекусить или начинают грызть ручку, карандаш, чтобы успокоится. А мешает избавиться.… Человек не знает, что он может получить взамен.

- То есть, страх?

- Да. То есть у человека уже есть что-то, что приносит ему гарантированное удовольствие, от чего он получает кайф, и ничего другого, чем можно заменить курение, он не знает. Поэтому и боится потерять то, что имеет: «хотя бы сигареты у меня есть, я закурю, и мне станет легче, тоска, тревога отступят…» И к тому же, у курения есть ещё такая функция – через него поддерживается некое суррогатное общение: «Дай закурить… какой сорт ты куришь... пошли, покурим... » Это же тоже некое общение, но связанное с зависимостью, например, обсуждение сортов табака, сигарет, трубок. И люди через это начинают как-то общаться, всё это обсуждать, спорить, происходит общение особого рода, и люди частично преодолевают своё одиночество. Часто это бывает единственным поводом для людей хоть как-то начать общаться, особенно для малознакомых людей. Люди боятся этот повод потерять: «Как же, все пойдут курить, а я тут останусь... они без меня всё обсудят, а я ничего не узнаю?» То есть, это страх выпасть из общения, пусть и суррогатного, это момент психологический, но он тоже способствует формированию зависимости. Ведь чаще всего люди начинают курить только потому, что вокруг все курят, и это является поводом к общению.

- Как мы, имея опыт преодоления греха, можем помочь желающим освободиться от курения?

- Во-первых, мы можем свидетельствовать о том, что прекратить курить можно. А во-вторых, что то, что нам мешает жить свободно – зависимость – мы можем преодолеть с помощью веры. Т е. мы можем свидетельствовать о том, что можно другими способами получать радость от общения и, вообще, радость от жизни. И тот мирный дух, которого так ищет курильщик, он может другими способами получать, например, через молитву. Что общаться можно и без табака, без этого повода.

-          А со страхом, как быть? Вот всё-таки страх ...Как ты сказала, что он мешает, потому что человек не знает, что он взамен получит, но не всегда ведь сразу до человека доходит, что то общение, которое ему предлагается взамен, является более качественным, т.е. человек этого сразу не понимает, и он всё равно продолжает держаться за свои прежние привычки.

- Да, так работает механизм любой зависимости.

- И как это преодолеть?

-          Зависимость, как и любой грех, держится на каком-то страхе, не неуверенности. Человек хочет какой-то гарантии для себя, например, гарантии того, что он что-то получит и получит немедленно. Но мы-то знаем, что в духовной жизни гарантий нет. Поэтому этот аргумент мы «выбить» у человека не можем.

-Только его добровольное согласие...

- Да. И желание! Мы можем ему свидетельствовать, что это возможно, что и ты тоже можешь начать жить по-другому. И всё. Действительно, никакой гарантии мы ему дать не можем, потому что нужно и его желание, и действие Божие, но и наше, скажем так, обещание того, что он может получить.

-То есть здесь мы выходим на ещё одну тему, и это, всё-таки, вера. Т. е. человеку нужно почувствовать....

- И поверить, что он это может оставить! И что тот образ жизни – без курения – будет лучше, чем тот, который у него есть сейчас. Я знаю, что используют аргументы такого типа: «Ты, сэкономишь много денег, если бросишь курить, и что-нибудь полезное себе купишь», или «ты сможешь заботиться о родных, ты будешь меньше болеть, потому что курение разрушает лёгкие, вообще весь организм отравляет.…» И прочее, прочее… – но на курильщиков эти аргументы не действуют. Курильщик в первую очередь любит себя, он хочет себе удовольствия, и на других ему наплевать... Он хочет, чтобы ему было хорошо, он привык, что курение доставляет ему удовольствие. Он пообщается с приятелями-курильщиками, ведь он такой же, как все, и у него повышается собственная значимость. Для меня лично, когда я бросала курить, а это было давным-давно, когда я пошла на оглашение, был всего лишь один-единственный аргумент, который почему-то на меня подействовал (все остальные не действовали) – я вдруг поняла, что Богу курение не нравится, потому что Он мне дал жизнь, а я эту жизнь курением разрушаю. И мне этого хватило. Мне Господь открылся как любовь, и я поняла, что если я хочу на Его любовь ответить, то я не должна делать то, что Ему не нравится. Собственно, так же это происходит и между людьми, которые любят друг друга. Ведь мы никогда не делаем то, что не нравится любимому или любимой, а делаем то, что нравится, чтобы в нас любовь взаимно росла и наша близость друг к другу увеличивалась. Мы прекрасно понимаем, что если мы будем делать то, что не нравится другому, конечно, эта близость нарушится, разрушится. Для меня тогда это был единственный аргумент. Ничто другое на меня не действовало, никакие уговоры. И я думаю, что мой случай – не уникальный, что у многих и многих людей, которые бросили курить, придя к вере, именно это желание близости к Богу, желание Его обрадовать и стало решающим. Но когда человек не верит в Божию любовь, когда он не понимает, насколько Господь его любит и что Он для него сделал по любви, для него очень трудно бросить то, что Господу неугодно, оставить грех. Собственно, любой грех именно поэтому и нужно оставить... И верующий человек понимает, что эти его пристрастия и зависимости – это тоже грех, который нужно оставить, чтобы в его общении с Господом ничто не мешало, не примешивалось к жизни то, что нельзя взять с собой в Царство Божье. Это потом уже я осознала, что действительно, мы здесь призваны избавиться именно от того, что мы не сможем взять с собой туда. И сейчас я любую ситуацию в жизни, любое сомнительное дело могу этим вопросом проверить: а буду ли я это делать в Царстве Небесном? И всё. И сразу становится понятным, что вот это я точно делать там не буду, это там не нужно, а вот это там нужно. И этот критерий работает всегда! И мы, христиане, имея опыт преодоления греха именно через свою встречу с Богом, можем об этой встрече свидетельствовать. Потому что у нас не должно быть цели – чтобы человек бросил курить, чтобы он бросил пить, чтобы он как-то изменился, ведь тогда и нам станет, конечно, лучше.… Нет, не в этом цель свидетельства! А цель в том, чтобы человек познал Господа. Потому что если он узнает Господа, он изменится сам. И здесь наше участие должно быть, прежде всего, конечно, в свидетельстве ему и в молитве за него. Мы можем говорить ему о том, что у нас есть, говорить о своем опыте, но больше всего мы можем помочь ему нашей уверенностью, нашей верой в него, в то, что он тоже может это сделать. Даже если он курил 40 лет подряд, и прочее... Потому что наша вера в человека как бы опережает его веру. Это как бы аванс доверия и любви, который мы даем ему.

- Человек не смог бросить курить на оглашении. Что ему делать?

- Собственно, ответ очень простой. Ему надо идти в братство «Трезвение» и преодолевать это пристрастие именно через трезвение.

- Но только по желанию, как бы внутреннему своему какому-то пониманию, правильно? Он же не пойдёт вот так, «с бухты-барахты»?

- Конечно, не пойдёт. Надо ему об этом рассказать. Нужно рассказать о том, как мы живем в братстве «Трезвение», что мы делаем, как мы друг другу помогаем, друг за друга молимся, как мы какие-то вещи исправляем в своей жизни через обеты. Например, мы приносим Богу обеты, и этим мы делаем лично для себя эту границу между добром и злом очень чёткой. И когда мы в этих границах начинаем жить, то наша жизнь меняется, качество её меняется, и люди это видят. И, конечно, для них это большое свидетельство. Я бы сравнила обеты братства «Трезвение» с крепкой стеной, за которой можно спрятаться от искушений. Вот мы ставим стену, и если вдруг искушение на нас нападает, то мы – раз за эту стену, и спрятались: «А у меня – обет!» Например, хочется курить, а у меня – обет! Или хочется перекусить, а у меня – обет! И всё! То есть мы прячемся за стену обета. Но вот в чём реальная польза этих обетов, – они действительно помогают. Например, то же знание анафоры наизусть делает наше участие в Литургии совершенно иным. То есть наша церковная молитва меняется, углубляется, мы приобщаемся к памяти Церкви. Мы входим в это Предание Церкви, оно начинает жить в нас. И, естественно, качество нашей молитвы повышается, а значит – и качество жизни.

- Какой вопрос на эту тему задали бы Вы?

- Как бороться с курением в обществе?

Меня, например, беспокоит тот факт, что та пропаганда против курения, которая сейчас идёт, – за здоровый образ жизни, и прочее – исходит из совершенно светских мотивов. То есть там нет даже оттенка того, что мы можем этой привычкой Богу не угодить. Аспект греховности курения отсутствует полностью. Показывают прокуренные лёгкие... рак… и всё это направлено на появление страха. Получается, что один страх пытаются выбить другим страхом. А ведь это же не работает. Человек может эту пропаганду прекрасно преодолевать внутри себя именно тягой к удовольствию: «Да пусть это будет, но это же будет не сейчас, это будет потом, да и вообще, неизвестно, будет ли...» Человек именно так склонен себя успокаивать, и эти «страшилки» не действуют. И не действуют они, прежде всего, на молодёжь, которая думает, что у неё в запасе много лет, много сил, много здоровья: «Вот, я сейчас покурю, попью, а потом брошу». Не работает это запугивание! У меня тоже такое же было состояние в юности, мне тоже говорили, что курить вредно для здоровья, и всё прочее…. Но, понимаете, только после встречи с Богом у человека происходит переоценка ценностей в жизни, лишь после того, как появляется вера, доверие Богу. Вот только тогда возможно говорить с человеком о том, что курение – это грех, что он себя убивает. Без этого не получается, он не услышит. Если человек – неверующий, то говорить ему о греховности вообще, о какой-то связи с Богом того, что он делает, – совершенно бесполезно. И для меня решение проблемы с курением видится не в том лишь, чтобы запретить курить в общественных местах, или повысить цены на сигареты, или усилить пропаганду и запугать всех, что это – страшно, ужасно, ведёт к болезням, преждевременной смерти... Это не то совсем, этим мы ничего не добьёмся. Нужно проповедовать Евангелие, нужно свидетельствовать о своей вере. Тогда есть шанс, что человек, даже, если у него куча зависимостей и других грехов, покается, то есть сам захочет изменить свою жизнь. Для меня курение – такой же грех, как и любой грех, как воровство, например. Люди привыкают воровать, и живут так. Люди привыкают лгать, и живут так. Они привыкают курить, и курят. Это – точно такой же грех, на таком же уровне. Само же понятие греховности, греха – оно есть только у верующих. Да, мы можем настаивать на том, что курение – это болезнь, но только как болезнь оно не лечится! Здесь задействованы более глубокие механизмы, душевные и духовные. Курение – и душевная зависимость, и духовная болезнь. Любой грех – прежде всего проявление какой-то духовной болезни. И человек, который курит, привязывается к этому духу, а зловонный дух курения привязывается к человеку и связывает его, лишает свободы... Очень важно, чтобы человек перестал слушаться этого мелкого беса – курения. Мелкий бес – курение, но он много крови портит людям, много сил забирает.



 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии   

 
#1 Светлана 12.03.2011 17:59
Сергей Зайцев " Зеркало для курильщика". Не курю год.
Цитировать
 
 
#2 RE: Мелкий бес куренияВалентина 26.08.2013 12:28
Не курила год...Неделю назад придумала мнимую депрессию,и начала снова.Братии и сестры,прошу ваших молитв!
Цитировать
 

Добавить комментарий