Борьба у нас не против крови и плоти, но... против злых духов на небесах.
Послание к Ефесянам св. ап. Павла, 6:12.
Главная Братство Наши встречи «Литургия свт. Иоанна Златоуста: соборные аспекты братской молитвы» и ответы на вопросы преподавателя литургики, декана богословского факультета СФИ З.М. Дашевской

«Литургия свт. Иоанна Златоуста: соборные аспекты братской молитвы» и ответы на вопросы преподавателя литургики, декана богословского факультета СФИ З.М. Дашевской

E-mail Печать

Лариса Ясонова:

В прошении о епископах есть ли смысл отделять «правильно правящих слово...» от тех, кто епископом является только по факту рукоположения?

З.М.

По чину должен поминаться правящий епископ, только для РПЦ характерно на каждой службе поминать патриарха. Например, греки, болгары, сербы будут поминать своего епископа, а епископ будет поминать предстоятеля своей поместной церкви. Такое понимание соборности – внутреннее и более точное.

Светлана Борак:

В том же месте слово «церковь» стоит с маленькой буквы? Речь идет о поместной церкви?

З.М.

Да, имеются в виду все церкви как территориальные образования. В первом прошении мы всегда поминаем Церковь с большой буквы. В самой древней анафоре начала II в. было прошение: «собери Церковь Твою со всех концов земли в Царствие Твое».

Павел Томори:

Понятно, что сейчас больше поются тропари и т. д., а как служили литургию в советское время?

А.М.

В советское время убрали все прошения об императоре и вставили прошение за народ, т.е. всех верных, и получилось неплохо. До 1917 года люди были верующие, ходили в храм, знали и поздравляли друг друга с праздниками, весь год проживали церковно, – и вдруг все резко прекратилось. Это внешняя сторона, но при этом произошли внутренние изменения. Стали служить по домам, в лагерях, в любом месте, поэтому служили кратко, только главное, то, что помнили наизусть. Сейчас наши службы, которые составлены по монастырскому уставу, конечно, тоже нужно сокращать и оставлять главное.

 

11. При чтении Анафоры нужно ли стараться «подстраиваться под предстоятеля»? Тогда можно не успеть прочитать анафору, и не только... Или лучше, находясь на духовном подъеме, в напряжении, когда все устремлено к Господу, зная ее наизусть, прочитать в себе до конца и затем встроиться в общую молитву? Далее: важно ли общине, братству стоять всем вместе, чтоб быть в едином духе, в единой молитве (и, конечно, с книгами)?

По поводу стояния вместе нет никакого правила, надо смотреть, что собирает и вдохновляет.

Вопрос из Самары по скайпу. Есть ли сакральный смысл в том, чтобы причащаться всем вместе, один за другим?

А.М. Смысл есть, потому что храм стал проходным двором, и если кто-то стоит вместе, это напоминает, что в древности Церковь не была проходным двором, а вся была единой. Некоторые задают вопрос, а братство – не параллельная ли церкви структура? Любое братство, в той степени, в которой оно – структура, да, параллельная, но при этом не иная по отношению к церкви. Церковь имеет структуру на уровне священноначалия. И если братство пытается собой, своей структурой заменить церковь, то оно становится сектой. В церкви должно быть многообразие, по образу Тела Христова. БТр, Лазаревское братство – это не отдельные братства, они входят в Содружество, т.е. и внутри Преображенского Содружества (которое в принципе не структура) есть свои структуры, внешним людям это, конечно, непонятно.

З.М.

Вторая часть вопроса: нужно ли подстраиваться под предстоятеля?

Когда-то о. Георгий поделился с нами, как он читает анафору. Он открывает текст и читает его, не прерываясь, до конца. И так, действительно, получается все успеть, и не просто быстро прочитать, а зацепиться за все смыслы и «прожить» со всеми вместе молитву умом и сердцем. Есть принятое наше общее правило служения литургии: если полный член братства не читает сам всех молитв, которые не слышны (кроме молитвы предстоятеля о себе), то он не может причащаться. Это не момент дисциплины. Есть братчики, кто плохо видят или плохо слышат, и они не могут сами прочитать молитвы; о таких людях нужно позаботиться, предложить им помощь, чтобы они не выпадали из общей молитвы. Но важно, чтобы мы понимали: мы приходим не как потребители, а как члены братства сослужим Богу вместе с предстоятелем.

А.М.

Часто под аскетикой понимается узкий набор действий: не есть, не спать, делать поклоны и т д. На самом деле, настоящая аскетика – это приложить все усилия, чтобы сделать главное в данный момент, самому участвовать и помочь ближнему полноценно участвовать в евхаристии. Общая инерция всегда против нас, и если мы будем продолжать жить расслаблено, она нас смоет. Это вопрос очень серьезный, поэтому не нужно спешить читать евхаристические молитвы или вычитывать их заранее, а нужно сослужить, и тогда можно все успеть.

З.М.

Служение литургии - это не только слова и тексты, это еще и действенность, т.е. соотношение веры и молитвы с жизнью, которое мы должны подтвердить, иначе прекрасные слова молитв останутся лишь словами.

12. Жаль, что в храмах не читается Евангелие на русском языке, нет проповеди. К сожалению, в конце службы малые ектении читаются полностью, а молитвы перед ними опускаются, и пение клироса бывает такое, что невозможно в него встроиться, да этим никто в храме и не озабочен.

З.М.

Вопрос не в том, чтобы забить еще один гвоздь в нашу немощную церковь, а в том, чтобы нашим участием и сослужением вернуть богослужению полноту смыслов. Мы научены, имеем дар братской жизни, почти каждый день мы молимся, что взяли на себя «крест любви, крест братства служащего» – вот и нужно это соотнести с нашей бедствующей церковью.

13.Как лучше учить анафору (есть ли способы для лучшего запоминания)?

Я поделилась своим опытом, и он работает. Есть другие способы: например, кто-то наговаривает на диктофон, потом прослушивает.

 

14. Почему анафора имеет именно такую структуру, чем определена последовательность частей?

Это сложный литургический вопрос. Если ответить коротко, можно сказать, что есть разные традиции и разные последовательности частей. Александрийская анафора начинается с интерцессио, его смысл в том, что вся церковь собирается перед тем, как вознести общую молитву благодарения и воспоминания. Другая традиция была распространена в Сирии, Иерусалиме, Антиохии, – именно она и была воспринята в Константинополе как в столице империи, и поэтому Русская церковь унаследовала именно ее.

 

15. «Еще приносим Тебе это духовное служение»: как правильно понимать слова «духовное служение», которое мы приносим, если чуть ниже просим «Духа Твоего Святого»? В этом ходатайстве «духовное» в отличие от какого-то еще?

 Служение следует понимать как жертву духовную, жертву уст и жертву хвалы, т.е. разумную.


16. В конце интерцессио предстоятель (епископ), который до этого молился от лица собрания, вдруг обращается к народу: «И да будут милости великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа со всеми вами!» Почему вдруг резкое выделение себя? Когда оно появилось?

Место предстоятеля всегда особенное, и когда предстоятель приходит в собрание, он говорит: «Мир всем!», как сказал Христос, когда вошел в собрание учеников по Воскресении. По окончании молитвы предстоятель вновь дает благословение: «да будут милости великого Бога...».

Когда мы приобретаем новое исправленное издание служебника, нам кажется, что сделаны несущественные изменения в переводе, а на самом деле это не так: уточнились смыслы, что-то прояснилось. Идет серьезная переводческая работа, поэтому следует приобретать новые издания и отслеживать все изменения – они появляются не просто так.

 

17.Что означает ответ народа на это: «И со духом твоим»?

 В вашей (БТр) ектение на утрене сегодня был молитвенный ответ: «Чистыми соделай сердца наши, направь пути наши». Это похоже на ответ народа в анафоре ап. Иакова: «Воспомни, Господи Боже наш!» – здесь видно взаимное общение и сослужение в молитве. И возглас «Жертва хвалы, милость и мир!» и «И со духом твоим» – это свидетельство общения в едином духе. Служение без общения невозможно, и если богослужебная проповедь находится после Писания, т.е. на своем месте – это тоже общение. В древности действие причащения также было всегда взаимным. Диакон подавал св. тело служащему епископу, епископ – пресвитерам и диаконам. Причащение совершалось по подобию умножения хлебов в Ин 6: Христос раздавал его ученикам, а ученики – народу, т.е. все – и старшие, и младшие – приобщаются у Христа через взаимное служение друг другу. Известный литургист архим. Роберт Тафт сказал, что фундаментальное поражение евангельского принципа взаимного общения в причастии заключается в том, что наш язык выдает индивидуализацию – причащать-ся (т.е. «причащать себя»). Некоторые братья и сестры говорят, что о. Георгий на исповеди сейчас не дает индивидуальных наставлений кающимися, но когда он проповедует как духовный попечитель – это и есть концентрированное с ним общение, и слушать нужно внимательно, а мы часто этого не считываем.

В каждой части богослужения нужно прорываться к смыслу, к духу и к труду участия, тогда ситуация будет меняться не только в евхаристии, но и во всех братских богослужениях.

Лариса Ясонова:

Когда в НДМ идет облачение епископа или рукоположение, что в это время нам делать?

 З.М.

Есть на нашем сайте psmb хорошие проповеди на этот день, можно их прочитать, или размышлять о Теле и Крови Господних, к причащению которым мы и готовимся.

Алла Носкова:

Ваше мнение о роли диакона и его служении в наше время?

З.М.

Это важный вопрос, потому что он связан с возрождением диаконии как служения. Служение диакона было, в т.ч., катехизическим, в древней церкви существовали женщины-диакониссы, которые готовили женщин к крещению, или посещали их, если какая-то женщина нуждалась в уходе по болезни, поскольку правила поведения были иными (мужчина не мог такую женщину посетить). Сейчас диаконское служение в РПЦ совершается только мужчинами и имеет только литургическое выражение, хотя, конечно, по существу это не совсем так. В древности диаконское служение общения было основным, диакон знал всё о членах общины: кому и какая нужна помощь, он был ушами и глазами епископа. Его (а не епископа!) служение связывалось с образом Христа. Он избирался и поставлялся в соответствии со своими дарованиями и возможностями, совсем не из-за зычного голоса или для будущего карьерного роста, как сейчас при поставлении в диакона в молитве говорится – «чтобы лучших степеней достигнуть».

Людмила Татусь:

Закончилась литургия, епископ выходит и говорит слово. Где границы, когда нам можно выходить?

З.М.

Можно смотреть на нашего предстоятеля о. Георгия, когда он выходит, иногда он отпрашивается и уходит раньше окончания, если у него важная встреча. Но в нормальном случае – пока старший (в данном случае – епископ) не покинул собрания, нужно оставаться, соблюсти ритуал вежливости.

А.М.
Полностью согласен. Могут быть редкие исключения, когда нужно уйти, но лучше остаться до конца, в течение дня мы намного больше времени просто теряем. Нужно задуматься, как мы ведем себя в храме. На сегодняшний день очень много расслабленности, построже надо всем смотреть за собой.

Ирина Доброва:

На молебен нам оставаться?

А.М.

Нет, с молебна уходим, это другая служба, тем более – после литургии.  

А.М. 
Итак, подведем итоги. Мы сегодня серьезно продвинулись в понимании того, зачем и как надо учить анафору. У кого с этим проблемы – сделайте выводы. Работать над смыслами гораздо лучше и плодотворнее, чем механическое запоминание.

 

 



 
Интересная статья? Поделись ей с другими: