«Литургия свт. Иоанна Златоуста: соборные аспекты братской молитвы» и ответы на вопросы преподавателя литургики, декана богословского факультета СФИ З.М. Дашевской

Печать
alt  З.М. Дашевская:

 Изначально вопрос был об углублении обета знания анафоры наизусть, его обновлении. Как воспринимать анафору, участвовать в общей молитве и целостно её переживать, не просто как текст? Это отдельная проблема и задача, потому что нам приходится преодолевать немало препятствий, которые мешают единому общему участию в литургии. В братстве есть синаксарное богослужение – вечерня, утреня, часы, праздничное богослужение, чтение Писания, проповедь, братская литургия слова, которая совершается на соборе, но нет полноценной братской литургии в Новодевичьем монастыре. Поэтому нам нужно совместно эту ситуацию преодолевать, чтобы литургическая молитва не была для нас объективированной и отчужденной. Мы должны понимать, что Тело Христово изъязвлено на кресте, что относится и к Церкви, которая эти язвы несет. Ваш обет для того и нужен, чтобы служить на духовной глубине, чтобы сама молитва была живой. Горение духа в служении литургии выражает себя прямо. В конце анафоры есть слова «теплота веры, исполненная Духом Святым». Слово «теплота» – это пароним, т.е. слово, которое звучит как понятное слово, связанное с теплом, а на самом деле смысл его другой: церковнославянское слово «теплота» в оригинале означает «огонь». С этим было связано богословское размышление о насыщении Тела и Крови Христовой Духом Святым, потому что если смерть – отделение духа от тела, то воскресение – соединение духа и тела, и поэтому соединение Духа Святого как огня с Телом – это знак воскресения, которому мы причащаемся.

А.М.

В алтаре во время слов «теплота веры, исполненная Духа Святого» священник наливает теплую воду в потир, и никакого второго смысла он не имеет в виду, вот где мы теряем подлинный смысл происходящего.

З.М.

Такого рода потерь очень много, но это уже после анафоры. А если говорить о самой анафоре то:

а) она не слышна;

б) мы не можем соучаствовать в ней умом и сердцем;

в) спешим, чтобы успеть ее прочитать, т.е. приспосабливаемся.

Поэтому знание анафоры наизусть дает совсем другое переживание во время богослужения. Только благодаря такому знанию можно увидеть и понять все внутренние связи и смыслы, которые есть в ее тексте. Это для нас для всех испытание, но и возможный плод, который мы можем принести в церковную сокровищницу.

Вопрос из зала: что такое «синаксарное богослужение»?

З.М.

Синаксис – это молитва церковного собрания, связанная со временем суток: утреня, вечерня, часы и литургия оглашаемых. Это когда Бог собирает свой народ, прежде всего, для слышания Своего слова (т.е. Писания), и только потом для молитвы, это церковная норма.

А.М.

В начале ХХ века некоторые профессора духовных академий писали, что систему духовного образования нужно перестроить, потому что в центре духовного образования сейчас стоит догматика, каноника, и т.д., а Св.Писание преподается в виде истории, т.е. как пересказ сюжетов, а не живое слово. Сделать это не успели, наступил 1917 год. Но задача остается.

З.М.

 Опасность такого разрушения и подмены осознали еще египетские отцы церкви. Есть история, как молодой человек отправился по поручению аввы (игумена монастыря) в город продать рукоделие, вернулся в монастырь и загрустил. И авва его спрашивает: «Сын мой, что ты грустный, что случилось, согрешил или что?» Тот ему отвечает: «Отче, я в келье старца живу, он меня заставляет каждый день читать службу суток и петь псалмы, а в городе я видел, как служат и поют стихиры и тропари, и как это красиво”. Авва воздел руки горе и говорит: «Горе нам, сын мой, скоро забудут христиане боговдохновенные писания апостолов и пророков и поставят на их место тропари». Эта опасность была осознана довольно рано.

Вадим Блашко:

Я согласен, что анафору трудно выучить наизусть, и что потом она со временем забывается, во время службы начинаешь вспоминать, и горения не получается. При чтении анафоры Иоанна Златоуста вспоминаются похожие места из анафоры Василия Великого, более насыщенной и глубокой. Как их сочетать?

З.М.

Важно, чтобы эти два текста не перемешались. Для выучивания анафоры нужно найти свой способ. Я могу поделиться своим. Это был фундаментальный опыт послушания, когда о. Георгий Великим постом предложил послушникам выучить наизусть анафору Василия Великого, и я поняла, что учить ее кусочками не получится. Мне важно видеть смыслы и их связи между собой, потому что анафора – это целостный текст, в котором есть развитие мысли, значит, в нее нужно вчитаться и понять. Это первоевнутренние связи и логика. И второе – когда учишь анафору, важно чтобы не возникло внутреннего ощущения, что ты сам при этом служишь, нет, ты только учишь текст.

Я поняла, что текст нужно поделить пополам: половину утром (префацио и анамнесис), и половину вечером (эпиклесис и интерцессио). Медленно читаешь текст вслух, чтобы слышать себя, и за это время схватываешь смыслы и понимаешь их, и со временем текст начинает жить в тебе. Евхаристическая молитва – это главная молитва, она концентрированная, и поэтому ложится на сердце лучше, чем другие молитвы. И еще: она насыщена цитатами из Св. Писания, мы их узнаём, и это тоже помогает понимать смыслы. Выучивание анафоры – это духовный труд и подготовка к участию в евхаристии, не просто к причащению, а к сослужению. С нашей стороны нужно сделать внутреннее усилие, само собой ничего не получится, должно быть взаимное движение.

 

Ответы на вопросы:

1. Зачем такое количество ектений в литургии, в которых прошения часто повторяются?

Не всё, что есть в чине – абсолютно правильно, к сожалению, мы часто имеем дело с разрушением и выпадением лучшего, например с выпадением из богослужения Св. Писания.

С. Шинкевич:

В связи с этим вопрос об авторстве Иоанна Златоуста.

З.М.

 Есть свидетельства, что в конце IV в. весь Восток совершал анафору Василия Великого. Древняя рукопись Евхология (т.е. сборника богослужебных молитв всех церковных служб и таинств для епископа или пресвитера) конца VIII в., в которой записаны тексты литургии, открывается литургией Василия Великого; молитвы литургии, которая в традиции получила имя Иоанна Златоуста, следуют после молитв литургии Василия. Ученые выделили вставки в текст литургии Иоанна Златоуста, принадлежащие, как думают, руке св. Иоанна Златоуста: это, например, указание на «явные и неявные благодеяния, соделанные нам...». Во времена Иоанна Златоуста литургия начиналась со входа в храм. Епископ приходил, давал мир (т.е. произносил «Мир всем!»), все входили вместе с ним в храм из притвора, садились, начиналось чтение, потом проповедь, молитва об оглашаемых, просвещаемых, кающихся, обуреваемых, потом евхаристическая молитва и причастие.

 Достижения современной литургической науки подвигают нас к тому, что литургика – это не про «вчера», это про «сегодня». Поэтому анафору и нужно читать вслух, ведь без этого невозможно представить общее служение. А история свое слово еще скажет.

 

2. Для чего нужна просительная ектения после интерцессио?

В этой ектенье, которая возглашается перед отпустом, есть слова «дабы человеколюбивый Бог наш, приняв...» «Дабы» (т.е. чтобы) – а этого разве еще не было? Или эти части противоречат друг другу? Нет. Но это еще раз показывает нам, что нет формулы, вся евхаристическая молитва является освящающей, это изначальное учение Церкви. Анафора связана не только с претворением хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, это и претворение нас в Тело и Кровь Христа, в Его Тело как в Церковь.

 

3. Зачем нужна главопреклонная молитва после того, как Дух уже сошел на молящихся?

Аналогичный вопрос. В анафоре Василия Великого, в интерцессио, есть слова предстоятеля о себе: «... чтобы по моим грехам Ты не отвел благодать Св. Духа от этих даров...», это говорит опять о том, что вся молитва является освящающей. Действие Духа свободное и огненное, оно относится ко всей молитве, а не только к ее отдельной части, и ко всему собранию.

 

4. Зачем нужен Символ веры, если в анафоре говорится примерно о том же?

Символ веры появляется в тот период, когда анафора становится в храме не слышна. К сожалению, много таких мест, когда более важное подменяется менее важным. Молитва «верую, Господи, и исповедую» – это в какой-то степени пересказ анафоры. Исходное место для Символа веры – это чин крещения. Введение в литургию Символа веры происходило в Византийской империи в середине VI в. Патриарх Тихон ввел пение Символа веры в Русской церкви для возгревания веры в людях только в 1920-е годы.

 Мы не можем сейчас от этого отказаться, ведь это почти единственное место в богослужении, когда церковный народ имеет голос.

Лариса Ясонова:

Мы общиной читаем перед причастием еще молитву еп. Макария (Опоцкого). Какая здесь связь?

З.М.

Лучше посоветоваться со старшими и тогда уже решить общиной или братством, как вам поступать. Вл. Макарий восполнил и дополнил многие молитвы. У него есть даже чин посвящения в братство.

 

5. Какая связь между молитвами перед антифонами и самими антифонами (по тексту они разные)?

Никакой связи нет, потому что молитвы соответствуют богослужению, связанному с кафедральным собором, городской средой, а антифоны, как написано – «изобразительные», они из другого богослужения.

А.М.

Пока народ в притворе ждет епископа, все поют антифоны, это еще не собственно богослужение. О. Виталий Боровой говорил: евхаристическое богослужение длится 15-20 мин.: евхаристический канон и причащение, все остальное – приложение к нему.

З.М.

Во времена Иоанна Златоуста было так: служба начиналась со входа и чтения Писания (Ветхий завет, апостол, Евангелие), потом обычно – длинная проповедь, молитва об оглашаемых и их отпуст. Служба была длинная, а евхаристическая молитва – концентрированная и не долгая.

 

6. Как Вы понимаете выражение: «трезвение души»?

При подготовке к встрече я перечитала статью «Развитие византийской литургии», которую написал известный западный литургист о. Хуан Матеос; её легко можно найти в интернете. В этой статье он говорит, что написание данного слова («трезвение») – это ошибка в рукописи, потому что изначально в рукописи, по-видимому, было не nepsis – трезвение, а nipsis – очищение. По смыслу «очищение» соотносится с действием Святого Духа, приобщением ко Христу, т.е. мы причащаемся для очищения души. Он объясняет, что в святоотеческой письменности nepsis всегда относится не к душе, а к уму, духу, поэтому сочетание «трезвение души» не встречается в аскетической письменности. В антропологии ап. Павла человек трехсоставен: у него есть дух, душа и тело. В литургии ап. Икова есть прошение: «освяти наши души, тела и духи…»; в литуогии Иоанна Златоуста диакон возглашает «Вознесем сердца!», а в литургии ап. Иакова «вознесем сердца и умы». Есть разные традиции, но для участия в евхаристии требуется весь человек. 

 

7. Великий пост начался с 11-го марта, а неделя первая Великого поста с 17-го марта, почему? 

Пост начинается с 1-й седмицы (букв. – «семидневия»), а первая его «неделя» – это день, когда «ничего не делают», т.е. воскресенье. Отсюда и кажущаяся разница в неделю. В греческой традиции сохранилось наименование воскресенья «днем Господним», по-греч. – «кириаки», понедельник – это день «по неделе» (т.е. следующий после воскресенья), вторник – второй день после воскресенья, и т. д.; пятница (пятый день) называется по-греч. параскеви (приготовление). В европейских языках названия дней недели до сих пор имеют имена античных богов (вс в память о солнце, пн –Луны, вт – Марса, ср – Меркурия, чт – Юпитера, пт – Венеры, сб – Сатурна).

 

8. В молитве перед пением 1-го Антифона в конце: «...и дай нам и молящимся с нами», не лучше ли было бы: «...всем нам, молящимся в этом храме»?

Предполагается, что молитву возглашает предстоятель в собрании пресвитеров, поэтому «все мы» и «молящиеся с нами» – это сослужащие пресвитеры. Народ, к сожалению, имеет здесь прилагательное значение, но нам всё равно следует читать текст как участникам богослужения.

 

9. Почему в анафоре в интерцессио сказано «и за духи всех праведников», а не просто «за всех праведников»?

Конечно, за духи, ведь есть представление о том, что после смерти дух человека остается. И, конечно, это и весь образ праведного человека, всё, что в нём от Бога.

10.Там же: «воспомни всех прежде усопших». Можно ли в этом месте вставлять имена своих усопших, а в имена живых наших братских отцов?

Когда служит епископ, в конце дьякон возглашает ектенью – «И ихже кийждо в помышлении имать», т.е. всех, кого мы в помышлении имеем. В этом месте и читались помянники, диптихи, о живых и усопших. Молиться надо не только за отцов, но и за всех, имеющих ответственные церковные служения, которые тоже нуждаются в братской молитве. Но нужно помнить, что на анафоре традиционно мы молимся только о верных членах церкви, хотя тексты анафор дают нам примеры поминовения и заблудших, и обуреваемых.

Галина Какурина:

В анафоре Василия Великого поминаются не только верные члены, тогда как быть?

З.М.

Вопрос в том, что мы не просто поминаем, а ходатайствуем – значит, мы прикладываем к поминанию дерзновение и смирение. Это наша ответственность, как и за кого мы молимся.

А.М.

Если на проскомидии вынимается частица за человека, он должен быть членом Церкви, т.е. действие должно соответствовать самому себе.

З.М.

В древних христианских текстах сохранились прошения: «ненавидящих и обидящих нас прости, Господи, злых добрыми соделай по кротости Твоей». В то время у христиан хватало любви и дерзновения молиться за своих врагов и гонителей, и эти прошения сохранять в евхаристической молитве.


Лариса Ясонова:

В прошении о епископах есть ли смысл отделять «правильно правящих слово...» от тех, кто епископом является только по факту рукоположения?

З.М.

По чину должен поминаться правящий епископ, только для РПЦ характерно на каждой службе поминать патриарха. Например, греки, болгары, сербы будут поминать своего епископа, а епископ будет поминать предстоятеля своей поместной церкви. Такое понимание соборности – внутреннее и более точное.

Светлана Борак:

В том же месте слово «церковь» стоит с маленькой буквы? Речь идет о поместной церкви?

З.М.

Да, имеются в виду все церкви как территориальные образования. В первом прошении мы всегда поминаем Церковь с большой буквы. В самой древней анафоре начала II в. было прошение: «собери Церковь Твою со всех концов земли в Царствие Твое».

Павел Томори:

Понятно, что сейчас больше поются тропари и т. д., а как служили литургию в советское время?

А.М.

В советское время убрали все прошения об императоре и вставили прошение за народ, т.е. всех верных, и получилось неплохо. До 1917 года люди были верующие, ходили в храм, знали и поздравляли друг друга с праздниками, весь год проживали церковно, – и вдруг все резко прекратилось. Это внешняя сторона, но при этом произошли внутренние изменения. Стали служить по домам, в лагерях, в любом месте, поэтому служили кратко, только главное, то, что помнили наизусть. Сейчас наши службы, которые составлены по монастырскому уставу, конечно, тоже нужно сокращать и оставлять главное.

 

11. При чтении Анафоры нужно ли стараться «подстраиваться под предстоятеля»? Тогда можно не успеть прочитать анафору, и не только... Или лучше, находясь на духовном подъеме, в напряжении, когда все устремлено к Господу, зная ее наизусть, прочитать в себе до конца и затем встроиться в общую молитву? Далее: важно ли общине, братству стоять всем вместе, чтоб быть в едином духе, в единой молитве (и, конечно, с книгами)?

По поводу стояния вместе нет никакого правила, надо смотреть, что собирает и вдохновляет.

Вопрос из Самары по скайпу. Есть ли сакральный смысл в том, чтобы причащаться всем вместе, один за другим?

А.М. Смысл есть, потому что храм стал проходным двором, и если кто-то стоит вместе, это напоминает, что в древности Церковь не была проходным двором, а вся была единой. Некоторые задают вопрос, а братство – не параллельная ли церкви структура? Любое братство, в той степени, в которой оно – структура, да, параллельная, но при этом не иная по отношению к церкви. Церковь имеет структуру на уровне священноначалия. И если братство пытается собой, своей структурой заменить церковь, то оно становится сектой. В церкви должно быть многообразие, по образу Тела Христова. БТр, Лазаревское братство – это не отдельные братства, они входят в Содружество, т.е. и внутри Преображенского Содружества (которое в принципе не структура) есть свои структуры, внешним людям это, конечно, непонятно.

З.М.

Вторая часть вопроса: нужно ли подстраиваться под предстоятеля?

Когда-то о. Георгий поделился с нами, как он читает анафору. Он открывает текст и читает его, не прерываясь, до конца. И так, действительно, получается все успеть, и не просто быстро прочитать, а зацепиться за все смыслы и «прожить» со всеми вместе молитву умом и сердцем. Есть принятое наше общее правило служения литургии: если полный член братства не читает сам всех молитв, которые не слышны (кроме молитвы предстоятеля о себе), то он не может причащаться. Это не момент дисциплины. Есть братчики, кто плохо видят или плохо слышат, и они не могут сами прочитать молитвы; о таких людях нужно позаботиться, предложить им помощь, чтобы они не выпадали из общей молитвы. Но важно, чтобы мы понимали: мы приходим не как потребители, а как члены братства сослужим Богу вместе с предстоятелем.

А.М.

Часто под аскетикой понимается узкий набор действий: не есть, не спать, делать поклоны и т д. На самом деле, настоящая аскетика – это приложить все усилия, чтобы сделать главное в данный момент, самому участвовать и помочь ближнему полноценно участвовать в евхаристии. Общая инерция всегда против нас, и если мы будем продолжать жить расслаблено, она нас смоет. Это вопрос очень серьезный, поэтому не нужно спешить читать евхаристические молитвы или вычитывать их заранее, а нужно сослужить, и тогда можно все успеть.

З.М.

Служение литургии - это не только слова и тексты, это еще и действенность, т.е. соотношение веры и молитвы с жизнью, которое мы должны подтвердить, иначе прекрасные слова молитв останутся лишь словами.

12. Жаль, что в храмах не читается Евангелие на русском языке, нет проповеди. К сожалению, в конце службы малые ектении читаются полностью, а молитвы перед ними опускаются, и пение клироса бывает такое, что невозможно в него встроиться, да этим никто в храме и не озабочен.

З.М.

Вопрос не в том, чтобы забить еще один гвоздь в нашу немощную церковь, а в том, чтобы нашим участием и сослужением вернуть богослужению полноту смыслов. Мы научены, имеем дар братской жизни, почти каждый день мы молимся, что взяли на себя «крест любви, крест братства служащего» – вот и нужно это соотнести с нашей бедствующей церковью.

13.Как лучше учить анафору (есть ли способы для лучшего запоминания)?

Я поделилась своим опытом, и он работает. Есть другие способы: например, кто-то наговаривает на диктофон, потом прослушивает.

 

14. Почему анафора имеет именно такую структуру, чем определена последовательность частей?

Это сложный литургический вопрос. Если ответить коротко, можно сказать, что есть разные традиции и разные последовательности частей. Александрийская анафора начинается с интерцессио, его смысл в том, что вся церковь собирается перед тем, как вознести общую молитву благодарения и воспоминания. Другая традиция была распространена в Сирии, Иерусалиме, Антиохии, – именно она и была воспринята в Константинополе как в столице империи, и поэтому Русская церковь унаследовала именно ее.

 

15. «Еще приносим Тебе это духовное служение»: как правильно понимать слова «духовное служение», которое мы приносим, если чуть ниже просим «Духа Твоего Святого»? В этом ходатайстве «духовное» в отличие от какого-то еще?

 Служение следует понимать как жертву духовную, жертву уст и жертву хвалы, т.е. разумную.


16. В конце интерцессио предстоятель (епископ), который до этого молился от лица собрания, вдруг обращается к народу: «И да будут милости великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа со всеми вами!» Почему вдруг резкое выделение себя? Когда оно появилось?

Место предстоятеля всегда особенное, и когда предстоятель приходит в собрание, он говорит: «Мир всем!», как сказал Христос, когда вошел в собрание учеников по Воскресении. По окончании молитвы предстоятель вновь дает благословение: «да будут милости великого Бога...».

Когда мы приобретаем новое исправленное издание служебника, нам кажется, что сделаны несущественные изменения в переводе, а на самом деле это не так: уточнились смыслы, что-то прояснилось. Идет серьезная переводческая работа, поэтому следует приобретать новые издания и отслеживать все изменения – они появляются не просто так.

 

17.Что означает ответ народа на это: «И со духом твоим»?

 В вашей (БТр) ектение на утрене сегодня был молитвенный ответ: «Чистыми соделай сердца наши, направь пути наши». Это похоже на ответ народа в анафоре ап. Иакова: «Воспомни, Господи Боже наш!» – здесь видно взаимное общение и сослужение в молитве. И возглас «Жертва хвалы, милость и мир!» и «И со духом твоим» – это свидетельство общения в едином духе. Служение без общения невозможно, и если богослужебная проповедь находится после Писания, т.е. на своем месте – это тоже общение. В древности действие причащения также было всегда взаимным. Диакон подавал св. тело служащему епископу, епископ – пресвитерам и диаконам. Причащение совершалось по подобию умножения хлебов в Ин 6: Христос раздавал его ученикам, а ученики – народу, т.е. все – и старшие, и младшие – приобщаются у Христа через взаимное служение друг другу. Известный литургист архим. Роберт Тафт сказал, что фундаментальное поражение евангельского принципа взаимного общения в причастии заключается в том, что наш язык выдает индивидуализацию – причащать-ся (т.е. «причащать себя»). Некоторые братья и сестры говорят, что о. Георгий на исповеди сейчас не дает индивидуальных наставлений кающимися, но когда он проповедует как духовный попечитель – это и есть концентрированное с ним общение, и слушать нужно внимательно, а мы часто этого не считываем.

В каждой части богослужения нужно прорываться к смыслу, к духу и к труду участия, тогда ситуация будет меняться не только в евхаристии, но и во всех братских богослужениях.

Лариса Ясонова:

Когда в НДМ идет облачение епископа или рукоположение, что в это время нам делать?

 З.М.

Есть на нашем сайте psmb хорошие проповеди на этот день, можно их прочитать, или размышлять о Теле и Крови Господних, к причащению которым мы и готовимся.

Алла Носкова:

Ваше мнение о роли диакона и его служении в наше время?

З.М.

Это важный вопрос, потому что он связан с возрождением диаконии как служения. Служение диакона было, в т.ч., катехизическим, в древней церкви существовали женщины-диакониссы, которые готовили женщин к крещению, или посещали их, если какая-то женщина нуждалась в уходе по болезни, поскольку правила поведения были иными (мужчина не мог такую женщину посетить). Сейчас диаконское служение в РПЦ совершается только мужчинами и имеет только литургическое выражение, хотя, конечно, по существу это не совсем так. В древности диаконское служение общения было основным, диакон знал всё о членах общины: кому и какая нужна помощь, он был ушами и глазами епископа. Его (а не епископа!) служение связывалось с образом Христа. Он избирался и поставлялся в соответствии со своими дарованиями и возможностями, совсем не из-за зычного голоса или для будущего карьерного роста, как сейчас при поставлении в диакона в молитве говорится – «чтобы лучших степеней достигнуть».

Людмила Татусь:

Закончилась литургия, епископ выходит и говорит слово. Где границы, когда нам можно выходить?

З.М.

Можно смотреть на нашего предстоятеля о. Георгия, когда он выходит, иногда он отпрашивается и уходит раньше окончания, если у него важная встреча. Но в нормальном случае – пока старший (в данном случае – епископ) не покинул собрания, нужно оставаться, соблюсти ритуал вежливости.

А.М.
Полностью согласен. Могут быть редкие исключения, когда нужно уйти, но лучше остаться до конца, в течение дня мы намного больше времени просто теряем. Нужно задуматься, как мы ведем себя в храме. На сегодняшний день очень много расслабленности, построже надо всем смотреть за собой.

Ирина Доброва:

На молебен нам оставаться?

А.М.

Нет, с молебна уходим, это другая служба, тем более – после литургии.  

А.М. 
Итак, подведем итоги. Мы сегодня серьезно продвинулись в понимании того, зачем и как надо учить анафору. У кого с этим проблемы – сделайте выводы. Работать над смыслами гораздо лучше и плодотворнее, чем механическое запоминание.